Зло, которое искало Счастье …— Да какое ты Зло, в самом деле? Иди отсюда и поживи среди людей…(Татьяна Осипова)

Зло сидело под ветвями кустарника. Внешне Оно походило на шар, покрытый серой шерстью, эдакий мохнатый колобок похожий на помпон. Люди такие пришивают к шапкам, что носят осенью и зимой.

Зло, которое искало Счастье ...— Да какое ты Зло, в самом деле? Иди отсюда и поживи среди людей...(Татьяна Осипова)

Зло разглядывало прохожих, а если точнее — их обувь, так как поднять глаза выше не получалось из-за отсутствия шеи. Откатиться назад, чтобы глаза переползли на макушку, мешали ветки, покрытые колючками.

Однако в терновнике Зло чувствовало себя спокойнее, так как знало, что рано или поздно его заметят. А ещё Зло мечтало о встрече со Счастьем. О нём столько всего рассказывают: и то, что заполучить его сложно, и то, что оно невесомое, как перышко, и то что ускользает, подарив миг радости и восторга…

Зло задумчиво почесалось о колючки спиной, ощущая лёгкое покалывание.

«Блохи», — рассудило буднично, но без особого раздражения, его заметили — это главное.

«Рука, похоже, мужская», — решило Зло.

Рука протиснулась сквозь терновник, касаясь маленького пушистого шара.

«Эх, снова придётся это делать», — вздохнуло Зло, давно зная собственную природу, противясь ей, но, не имея возможности поступать иначе. Поэтому, недолго думая, запрыгнуло на пальцы любопытного мужчины.

— Да, чтоб тебя… — брезгливо воскликнул мужик, пытаясь стряхнул с руки насекомых, которые двигаясь по направлению…

А, в общем, направления и не было. Зло замерло, не окончив до конца свою миссию, а всё потому что на плече женщины, стоящей рядом с мужчиной, сидело Счастье. Сидело, свесив коротенькие ножки.

Зло, которое искало Счастье ...— Да какое ты Зло, в самом деле? Иди отсюда и поживи среди людей...(Татьяна Осипова)

Счастье улыбаясь, помахало Злу ручкой, с миниатюрными пальчиками, оканчивающимися блестящими розовыми ноготками. А ещё нос Зла защекотал запах печенья и ванили.

Мужчина чихнул, Зло выскочило через ноздри, расплескавшись на лакированных ботиночках Счастья.

— Фи-и, — пропищало обрызганное существо в розовых очках, — что это за гадость?

— П-п-п-ростите, — пролепетало Зло, оконфузившись, ощущая неловкость от того, что запачкало красивые ботиночки Счастья.

Пушистый розовый комочек заморгал длинными ресничками, потом надул алые губки и вытащив из кармана кружевной платочек, начал тщательно стирать грязь со своей обуви. При этом Счастье беспрестанно вздрагивало, охало и ахало в разной тональности и на разные голоса.

— Я вас представлял другим, — Зло снова попыталось завести беседу и хоть как-то успокоить Счастье. — Меня Зло зовут, но я совсем не опасный, просто родился таким.

— Ну, а я Счастье, работа, правда, совершенно не для меня. — Существо едва закончив приводить в порядок обувь, вытащило из кармана пилочку для ногтей и занялось маникюром. — Ничего не успеваю, всё для людей и ничего для себя.

— Как же я вас понимаю, — кивнуло Зло.

— Сомневаюсь. Вот, например, этот мужчина подарил меня своей девушке. Думаешь, она оценила его порывы?

— Думаю, да, — ответило Зло, ему никто ничего никогда не дарил.

— Увы, я перепрыгнуло с его плеча на её, и он начал чахнуть. Не любит она его, но ей хорошо. Так-то!

— Ну, может что-то можно исправить? — с надеждой в голосе спросило Зло.

— Ты Зло! — усмехнулось Счастье: — И твоя работа заключается в другом.

— Но, мне не хочется делать людей несчастными, злыми, ведь это и правда моё призвание.

— А мне надоело осчастливливать всех и вся, тем более, как оказалось действие феромонов не долговечно, — уныло вздохнуло Счастье. — Ты только представь, я не на своём месте, а сила природы заставляет меня снова и снова делать всех счастливыми.

— Как ты можешь так говорить?! — возмутилось Зло.

Мужчина подвинулся к женщине ближе, виновато заглядывая в глаза. Он давно добивался её расположения: дарил подарки, возил на концерты, где выступали её любимые исполнители, приглашал в кафе и рестораны.

Однако сердце любимой оставалось холодным, как лед. Он даже немного разозлился на возлюбленную, но потом ему стало грустно. Понимание того, что все его потуги напрасны, заставило мужчину сказать женщине, что, наверное, им вместе не по пути и, возможно, ей будет лучше с другим.

Зло с печалью наблюдало за людьми. Счастье вздыхая молча сидело на плече женщины. Для всех наступил миг расставания, но тут порыв ветра подхватил розовый комочек и подбросил высоко вверх. Зацепившись за ветви рябины, Счастье беспомощно повисло, попискивая на ветру, которому было плевать чем играть, его интересовал лишь процесс.

Зло, которое искало Счастье ...— Да какое ты Зло, в самом деле? Иди отсюда и поживи среди людей...(Татьяна Осипова)

Зло с печалью вернулось в логово, где его дожидались угрюмые сестры — Ненависть, Зависть, Неудача и Беда. Они посмеялись над историей маленького серого Зла, которое не хотело оставаться прежним.

Читайте также
Кошка звала за собой людей в лес, а потом вдруг исчезала
Кошка уводила людей в лес и потом исчезала Кошка бежала по лесу, нетерпеливо оглядываясь… Петька шел за ней, периодически теряя из виду, в этом буреломе быстро передвигаться никак не получалось….

 

— В семье не без урода, — покачала головой Зависть.

— И в кого ты таким уродилось? — вторила Беда.

— Так мы ничего не добьемся, — пропищала гнусаво Зависть, а Ненависть злобно прошипела:

— Да какое ты Зло, в самом деле? Иди отсюда и поживи среди людей, чтобы понять, что это за существа, чтобы потом жалеть их.

И вот, стоя у закрытой двери и глядя в темноту ночи Зло грустно шмыгнуло чем-то похожим на нос, и даже чуть было не заплакало от обиды.

Зло, которое искало Счастье ...— Да какое ты Зло, в самом деле? Иди отсюда и поживи среди людей...(Татьяна Осипова)

А потом поплелось прочь из логова. Начался дождь, и пушистая шубка, стала мокрой, грязь прилипла к волоскам, а дорогу, стало совсем не видно из-за потоков воды. Потом по существу проехались колеса автомобиля, отбросили в сторону. Зло отряхнулось, взглянув на перевернутую машину, и сожаление снова кольнуло иголкой где-то внутри. Ведь у Зла не бывает сердца.

Весь вечер оно бродило по парку, слушая ночных птиц, а утром разговоры, смех и ворчание прохожих, щебет птиц и топот муравьев спешащих кто куда. Муравьи всегда казались Злу привлекательно-занятными.

Зло заглядывало в окна, прогуливалось на детской площадке и удивлялось, откуда в людях столько любви, надежды и радости, и зла совсем нет.

«Может это потому, что я не правильное Зло? — рассуждало Зло. — Или мне не дано видеть зло в других?»

Понимая, что что-то не так, но что конкретно не понимая. Оно двигалось дальше не видя привлекательных оттенков серого, не чувствуя родного холода и то, как на него наступали люди. Правда, те, кто касался Зла, в лучшем случае падали или с ними случались неприятные вещи. Поэтому Зло отыскало «свой» кустарник терновника и засело там, чтобы снова не напортачить.

А потом к нему на голову свалилось Счастье.

— Не ценят люди счастья, — отряхнувшись пробубнил розовый комочек. — Разбрасываются мной как ненужной вещью, пойду к её подруге.

— Ты всё о той женщине? — участливо спросило Зло.

— Да нет, — махнуло миниатюрной лапкой Счастье, — эти у меня уже восьмые за сегодня. А ты что сидишь, чё, не злятся?

— Не а, — вздохнуло Зло. — Счастье, а Счастье, а могли бы мы поменять работой?

— Ну, не знаю, до тебя никто не предлагал мне подобного.

— Ну, ты узнай, там, в канцелярии, может это возможно? Ты отпуск возьмешь, а я поработаю за тебя!

— Зло станет Счастьем?! — не выдержав рассмеялось пушистое существо, именуемое Счастьем, да так злорадно, что Зло узнало нотки собственной сущности. — Лучше уж так, чем Счастье Злом, — констатировало оно, нахмурив красненькие глазки.

Дождь лил, как из ведра, Зло никак не могло заснуть. Мокрое и продрогшее оно сидело в терновом кусту, а когда все-таки его сморил сон, ему приснились розовые грезы, где он дарил людям счастье. Порхал с плеча на плечо, с цветка на листок, по облакам, как бабочка. И пусть лакированные ботинки были в пыли, и шубка не такая пушистая, так как времени на чистку одежды совершенно не оставалось, Зло было счастливо, что дарит всем ощущение, пусть и длящееся миг, но запоминающееся на долгое время…

Зло, которое искало Счастье ...— Да какое ты Зло, в самом деле? Иди отсюда и поживи среди людей...(Татьяна Осипова)

А потом наступило утро. Теплое, светлое, пощекотавшее Зло теплыми лучами солнца. Оно открыло глазки, потянулось, ощутив странную легкость во всем теле, понимая, что поднимается вверх. Запах печенья и корицы…

Оно подозрительно посмотрело по сторонам, не веря глазам, теперь весь мир казался солнечным, а лучи щекотали нос, и Зло чихнуло от души, хоть и не имело её. Ведь душа есть только у смертных существ.

Через некоторое время Оно заметило знакомую женщину, ту самую от которой ушёл мужчина. Дама грустно смотрела на пруд, в котором кружились листья на воде. Зло откуда-то знало, что женщина скучает по тому самому мужчине, хотя играла его чувствами, как это делают на столе покрытым зеленым сукном. Зло вспомнило одного игрока, но теперь ему стало любопытно, что же будет дальше. Оно опустилось к ней на плечо и прошептало тихо: «Возможно, стоит позвонить ему»?

— Да, — неожиданно согласилась женщина, вытаскивая из красной сумочки телефон, — какая же я дура.

Зло, улыбаясь, исполнившись чувством собственной значимости, свесив ножки, только что заметило на них красные лакированные ботиночки. Совсем такие же, как были у Счастья.

Потом вспорхнуло на ветку, наблюдая за тем, как женщина ласково разговаривала с тем самым мужчиной, улыбаясь, кивала и даже, не имея на плече розовый комочек счастья, оставила внутри сердца его частичку.

Зло, которое искало Счастье ...— Да какое ты Зло, в самом деле? Иди отсюда и поживи среди людей...(Татьяна Осипова)

— Неужели так бывает? — улыбнулось новоиспеченное Счастье.

Бывшее разжалованное Счастье сидело на чемодане, и лицо его было явно не добрым.

— Ну, что смотришь? И такое бывает, когда Счастье становится Злом и наоборот, — пробормотало оно. — Видимо это наша судьба и призвание быть каждому на своем месте.

— Наверное, — улыбнулось бывшее Зло раскачиваясь на листьях, ища глазами в толпе того самого мужчину, что спешил на встречу к своей любимой.

Читайте также
Домовой и Кот сидели на подоконнике, и тихо разговаривали… добрая сказка….
Домовой и Кот сидели на подоконнике и тихо разговаривали. — Скучно мне как-то, — зевнув и щелкнув зубами, сказал Кот, — надоело всё. — Что тебе надоело-то, Котяра? — Да всё! Ничего нового не…

 

Татьяна Осипова

Домовой