Боренька — Что посеешь, то и пожнешь…

Боренька

Реальная история одной семьи …

Боренька был единственным поздним ребёнком в семье. Рос чрезмерно упитанным, серьёзным не по годам крепышом.

Являясь для родителей центром Вселенной, смыслом их жизни, он быстро научился ловко использовать это для достижения своих целей. Мама и папа называли сына только Боренькой и требовали того же от окружающих. Бореньке можно было всё!

Родители Бореньки жили в частном секторе красивого старинного города. Люди здесь жили поколениями, мирно и дружно. Учились, работали, отдыхали, в общем, жили, не тужили.

Не было между соседями чёрной зависти, а соответственно отсутствовали неизменные её спутники — скандалы, приводящие к междоусобным войнам. Хорошие это были времена. Случались изредка мелкие ссоры, которые быстро решались и так же быстро забывались. Пока не случилось одно происшествие.

Папа Бореньки был из разряда “подкаблучников”, работал рядовым инженером и голоса в семье он никогда не имел. Зато мама занимала очень значимую должность.

Вера Михайловна была заведующей Центральной городской аптекой, воистину важной фигурой местного масштаба, благодаря дефициту самых эффективных лекарственных средств, царившему в те времена.

Когда у людей возникала острая необходимость, они обращались за помощью к Вере Михайловне. У аптекарши был блат везде и всюду. Боренька считал, что такая важная мамина профессия придаёт и ему некий вес и особый статус в обществе.

Друзей у мальчика не было. Залюбленный и избалованный родителями, Боренька всегда держался в стороне от ребят с их шумными играми и проказами. Он важно прогуливался мимо играющих или беседующих ровесников, высокомерно поглядывая, неизменно жуя на ходу пирожки, которыми мама буквально закармливала своего и без того сверх меры упитанного сыночка.

Рядом с надменным Боренькой лениво плёлся его толстый кот Фёдор, такой же сверх меры упитанный, презрительно-небрежно смотрящий на окружающий мир, как и его хозяин, щедро пичкающий своего спутника пирожками с мясом. Кот был нужен равнодушному Бореньке только для престижа и, чтобы было “как у всех”.

Ребята и сами не хотели дружить с Боренькой. Главными причинами являлись привычки мальчика ябедничать взрослым, жадничать и, прикрываясь высокомерием, позорно трусить.

Раз и навсегда дети метко прозвали Бореньку Сусликом, а его кота окрестили Жиртрестом. Жиртреста, по известным только семейству кошачьих причинам, не любили все коты и кошки. При любом удобном случае они гнали и лупили несчастного толстяка смертным боем.

У Бореньки была только одна тайная симпатия — соседская девочка Тата, всегда нарядная, румяная девочка со светлыми кудрявыми волосами и большими выразительными глазами. Тата была, по мнению мальчика, настоящей красавицей, принцессой из сказки, Ангелом, и произвела на Бореньку неизгладимое впечатление ещё с пятилетнего возраста. Только одна Тата никогда не называла его Сусликом.

Прошло время, дети пошли в школу. На летних каникулах Боренька постоянно крутился возле дома Таты, пытаясь обратить на себя внимание. Девочка обычно сидела в саду, возле беседки, со своим котом Рыжиком и читала, не отрываясь от книги.

Тогда Боренька решил завоевать расположение Таты хитростью, с помощью её любимого Рыжика. Он твёрдо знал, что любят все коты на свете.

Стащив из маминых запасов несколько пузырьков валерьянки, налил полное блюдце и поставил в саду, рядом с маминым цветником и овощными грядками. Вера Михайловна обожала цветы, доставала дорогие, диковинные сорта, сажала и тряслась над ними, почти как над Боренькой.

От пальцев пахло валерьянкой, и Боренька легко заманил Рыжика в свой сад. В каждом частном доме проживало по одному, а то и по два-три представителя кошачьих, охраняя жилища от грызунов. Потому вслед за Рыжиком, учуяв манящий аромат, прибежала кошка соседки бабы Кати Анфиса, потом два полосатых соседских кота, а потом ещё, и ещё…

Нескольких десятков котов и кошек, угостившись, с мутными глазами, валялись, катались на земле, тёрлись об неё, рыли, мяли, ломали и вырывали с корнем растения, оглушительно верещали, шипели, рычали, дрались, бродили, шатаясь, пока наконец не падали, задрав кверху лапы. Боренька хохотал от души. И в цирк не надо ходить.

Его кот Фёдор, возвышаясь как гора, валялся на правах хозяина в самом центре цветника, грязный и обслюнявленный, на его голове лежала сломанная, большая, ярко-красная чайная роза — гордость маминой коллекции.

Боренька волоком утащил Рыжика, ставшего как тряпичная кукла со стеклянными глазами, в самый дальний угол обширного участка, под навес для приготовления шашлыков.

Он бросил кота в большой ящик с дровами и накрыл сверху листом железа. Вот так! Завтра, вернув “потерявшегося” и “спасённого” Рыжика, он станет героем в глазах благодарной Таты!

Боренька побежал разгонять, вытаскивать и выбрасывать разгулявшихся котов из сада, ведь совсем скоро должна вернуться с работы мама.

Выбросив первыми соседских полосатиков, Боренька с ужасом увидел, что они так и валяются возле калитки, и даже пытаются снова вернуться в их сад.

В это самое время в калитку ввалилась соседка, бывшая фронтовичка, решительная и отважная баба Катя. Услышав и увидев из окна кошачью вакханалию, она отправилась спасать мир, а заодно и свою любимую кошку Анфису.

Почти одновременно с ней прибежала встревоженная Тата.

— Боря! Что здесь происходит? Где мой Рыжик? — кричала потрясённая увиденным девочка. — Я не знаю, его здесь не было, — струсив, промямлил Боренька. — А то и происходит, что валерьянкой всех опоил и стоит, радуется. Баба Катя взяла Анфису на руки. — Ищи, зови, он с ним тут бегал, таскал его, я из окна видела! Тата начала искать, громко зовя Рыжика. — Вон туда он его отнёс, — соседка показала в сторону навеса.

Обыскав всё под навесом, девочка нашла среди дров своего Рыжика. Она с трудом достала несчастного из глубокого ящика, насажав заноз. Тата поразилась жестокости этого мальчика.

— Зачем? За что ты его так? Что мы тебе сделали плохого? — спрашивала Тата у потупившегося Бореньки.

В этот момент вернулась с работы Вера Михайловна. Увидев вместо цветов котоклумбу из пёстрых котов и безвозвратно погубленные одурманенными котами грядки, уловив острый запах валерьянки, чайное блюдце, она всё поняла.

Надо было срочно выгораживать сына, спасать репутацию семьи. Лучшая оборона, как известно, нападение. Именно эту тактику она и применила.

— Кто это сделал? Кто устроил это вредительство и безобразие? — спросила она железным голосом, глядя на соседей. — Это устроил ваш сын! Я всё видела, только не сразу поняла, что он задумал! — громко отчеканила баба Катя.

Непривыкшие к шуму на их тихой улице, подходили соседи. Они ахали и охали, глядя на валяющихся котов. Узнавая среди них своих питомцев, забирали, с негодованием глядя на мать и сына.

Лицо Веры Михайловны побагровело и перекосилось от злобы.

— Не смейте оговаривать моего сына! Думаете, если вы ветеран войны, то вам всё можно?! Мой Боренька не мог этого сделать! Это всё вы, да-да, вы!!! — кричала она на соседку. — Вера Михайловна! Вера, опомнитесь. Что вы такое говорите?! — опешила баба Катя. — Убирайся отсюда! Закрой свой рот! Лгунья, сплетница! Пошла вон, старая карга!!! — вне себя кричала Борина мама, топая ногами.

Боренька, виновато стоявший молча всё это время, почувствовав поддержку, оживился.

— Да! Это всё она! Она!!! А ну пошла вон отсюда, старая карга! — кричал он бабе Кате, геройски поглядывая на Тату, мол, вот какой я смелый. — Не смей кричать на Екатерину Трофимовну!! Она говорит правду! Хулиган! Врун! Трус! Да ты… ты… ты просто Суслик!!! Вот кто ты! Суслик!!! — громко выпалила Тата прямо в лицо этому наглецу, крепко прижав к себе спящего Рыжика.

Такого Вера Михайловна стерпеть не смогла.

— Ах ты, дрянь! Оскорблять моего Бореньку?! Думаешь, я испугалась твоих родителей? Не подходи больше никогда к моему сыну! А ну, пошла вон отсюда со своим блохастым котом!!!

Вера Михайловна в страшном гневе схватила толстую колючую ветку сломанной розы и замахнулась, чтобы хлестнуть девочку по лицу.

Ещё крепкая рука фронтовички, перехватив, остановила эту руку, поднятую на ребёнка. Бледная, седая женщина, ветеран, прошедшая страшную войну, смотрела на неё в упор.

— Что же ты, Вера, делаешь? Кого из сына растишь? Мы уйдём, а ты запомни и потом не плачь. Что посеешь, то и пожнёшь!

Они ушли, унося домой своих питомцев.

Постояв, Вера Михайловна брезгливо потолкала Фёдора ногой, пытаясь разбудить, затем махнула на всё рукой и пошла с сыном домой. У неё было много дел. Надо было ещё успеть испечь Бореньке пирожков на два дня, ведь мальчик пережил такой стресс.

Поздно вечером к дому соседки подъехала машина “Скорой помощи”. У Екатерины Трофимовны случился инфаркт. Из больницы она больше не вернулась. Кошку Анфису забрала Тата.

Каждый день Анфиса бегала к дому бабы Кати, садилась на своё любимое место у окна, заглядывала внутрь и, прислушиваясь, ждала. Ждала, пока за ней не приходила Тата и не уносила кормить.

Истории с валерьянкой повторялись ещё несколько раз, но на участках соседей. После того, как жители написали заявление в милицию и беседы участкового с Верой Михайловной, всё прекратилось.

Боренька неоднократно пытался просить прощения у Таты, но девочка брезгливо отворачивалась, быстро проходя мимо. Отношение всех соседей к Вере Михайловне резко изменилось, к ней больше никто не обращался и мало кто отвечал на её приветствия.

Прошло много лет после этой истории. Отец Бореньки рано покинул этот мир. На месте родительского дома чиновник Борис Романович построил трёхэтажный коттедж. Женился. У него растут два сына. Его жена живёт в доме в качестве прислуги. Голоса в семье она не имеет.

Он поселил свою старенькую мать в маленькую, тёмную подсобную комнату, откуда она выходит очень редко, боясь разгневать Бореньку и быть униженной перед внуками и снохой грозными окриками сына.

— Опять ты мешаешься под ногами? Больше заняться нечем? Не приставай к моим детям. Закрой свой рот! Пошла вон, старая карга!!!

Он любит устраивать для своих сыновей “цирк” с двумя котами, живущими в доме. Напоив их валерьянкой, сталкивает лбами, провоцируя на жестокую драку. Детям весело, они от души смеются вместе с папой, копируя его во всём.

Тата вышла замуж за однокурсника. Закончив учёбу, они через несколько лет уехали жить и работать в другую страну. Почти каждый год Тата с мужем и дочкой Алисой приезжает на неделю проведать родителей.

В эти дни Борис Романович запирается в своём кабинете, на втором этаже. Он не отходит от окон, чтобы хоть на мгновение увидеть Тату и привычным движением открывает очередную бутылку коньяка. Он живёт ожиданиями этих мгновений.

В эти дни жизнь в большом доме останавливается, и наступает тревожная тишина. Коты, голодные и забитые, куда-то прячутся, боясь лишний раз получить пинка или оглушительную затрещину от угрюмого хозяина. Жена Бориса Романовича передвигается бесшумно, как мышка, с виновато-испуганным лицом, заплаканными, полными тревоги глазами, и шёпотом просит детей сидеть тихо. Папа работает.

Свои последние шесть лет жизни Вера Михайловна провела в доме для престарелых и инвалидов. Её замечательный сын Боренька, с трудом решившись на дополнительные расходы, сдал туда свою родную мать потому, что у неё начали отказывать ноги, и она уже больше не могла работать по дому.

Сдавая мать в приют, он бросил в её заплаканное лицо грубо и жестоко:

— Будь ты проклята. Ты мне жизнь сломала!

Её никто никогда не навещал.

Автор НАТАЛИЯ С.

**********

PS: Что посеешь, то и пожнешь… Печальная история. Бедные котики.

Домовой