«Внука не отдам!..»

— Дочь просто огорошила! — чуть не плачет шестидесятилетняя Галина Романовна. — Говорит, будет Ванечку забирать к себе, в Москву!.. Я просто в шоке. Реву две недели уже по углам, все из рук валится! Как же так! Разве можно быть такой эгоисткой? Она думает только о себе!..

…Галина Романовна живет в небольшом городке в центре России вместе с десятилетним внуком Ванечкой, которого она вырастила с пеленок. В свое время дочь Наталья, уехав покорять Москву, спустя год неожиданно вернулась к матери с новорожденным младенцем на руках. Как назло, получилось так, что буквально перед ее приездом пятидесятилетняя на тот момент Галина Романовна осталась без работы, сидела и грустно размышляла, как жить дальше.

А тут — новый удар судьбы.

— Я ведь даже и не знала, что у Наташки ребенок! — рассказывает Галина Романовна. — Она мне ничего не говорила. Я думала — она учится, работает там, в столице… И представь мое состояние: сижу вечером, думаю, где работу искать и на что дальше жить, вдруг — звонок в деверь. Открываю — а там дочь, с чемоданом и …пищащим свертком на руках! Меня чуть кондрашка не хватила. Думаю, ну вот, приплыли. Я даже отругать ее не смогла! Со мной просто истерика случилась, я смеялась и рыдала, как ненормальная…

Всю ночь женщины, мать и дочь, решали, что делать дальше. Наталья предложила выход: она оставит ребенка матери (ненадолго! на несколько месяцев, ну максимум полгода!), сама вернется в столицу. Работа у нее там вроде бы есть.

Снимет комнату или даже просто койкоместо, будет пахать изо всех сил, зарабатывать деньги. Наберет дополнительных смен, что сидеть-то. Как только немного встанет на ноги, заберет малыша.

— Я, конечно, понимала, что ни через какие полгода ребенка она не заберет! — рассказывает Галина Романовна. — Но другого ничего ей предложить не могла… Сама без работы, предпенсионного возраста. В городе у нас устроиться очень сложно. Я — старая уже для работодателя, дочь, наоборот, молодая. Двадцать три года, без опыта. Никому мы здесь не нужны. Думаю, ну ладно, пусть устраивается в Москве, там посмотрим…

В итоге так и сделали. Дочь уехала. Процесс «вставания на ноги» конечно же затянулся. Прошли полгода, потом год, другой, пятый… Речь о том, чтобы забрать ребенка, не шла. Хотя Наталья очень старалась, работала, регулярно высылала Галине Романовне деньги, дела у нее шли невесело. Даже в гости к ребенку приезжать достаточно часто мать не могла.

— Каждая поездка обходилась в кругленькую сумму, — вздыхала Галина Романовна. — Наташка говорит, я лучше вам побольше отправлю, на Ванюшку… Но я видела, что у нее там, в той Москве, тоже дела шли неважно. С хлеба на квас. Полегче немного стало, когда мне удалось оформить-таки пенсию в пятьдесят пять лет. Тут мы все вздохнули…

Но по-настоящему дела наладились полтора года назад, когда Наталья стала встречаться с Андреем.

— Я его видела мельком один раз в жизни, что за человек, не знаю! — рассказывает Галина Романовна всем, кто желает слушать. — Знаю, что лет ему тридцать пять, работает, своя квартира у него — там сейчас и живут. Расписались вот недавно. Наташка ребенка ждет…

— Ну дай-то Бог!.. Вроде бы звучит неплохо, — отвечают ей. — Пусть на этот раз все сложится у нее!

— Ну да, ну да… На майские праздники в этом году Ванюшку брали к себе погостить. Вернулся в полном восторге и от дяди Андрея, и от Москвы, и от всего. Купили ему гироскутер, в аквапарк водили, в Москвариум, туда, сюда… А теперь Наташка мне и сообщает — мол, к началу учебного года собирай Ивана в Москву, на постоянное житье. Они его там уже и в школу записали. Наташка в декрет выходит в конце августа…

— Понятно. А Ваня-то как? Рад?

— Ой, не трави мою душу! Он-то рад, конечно, после пребывания в гостях. Но одно дело — в гости, другое — насовсем. Я Наташке говорю — ты не понимаешь, что ли, что ребенок — не игрушка? Ну вот куда я мальчишку им отдам? Чужая квартира, чужой мужик какой-то непонятный. Отчим… Эти отчимы чего только не творят, почитаешь — волосы дыбом. А ребенком заниматься надо. Уроки с ним делать, помогать, за руку водить. Мать его не знает совсем! Не жила с ним никогда. Что он любит, что он ест — даже не представляет! Думает, что он чуть ли не взрослый уже, десять лет. А он еще дитё дитём!

— Да привыкнут они друг к другу быстро!

— Не знаю… Здесь у нас почти деревня, а там — большой город! Машины, движение совсем другое, собаки — он собак боится сильно! Люди тоже всякие, не всегда хорошие. Я вообще не представляю, как он там будет!

— Но ведь дети как-то живут и в Москве!

— Как-то — живут! А здесь он у меня не «как-то» живет, а нормально! У него своя комната, друзья, школа хорошая. На улице гуляет много, на велике гоняет, а там ребенка разве отпустишь? А еще здесь он в бассейн у меня ходит, нам ортопед рекомендовал обязательно плаванием заниматься. Тренер хороший у нас… А там что?

— Галина Романовна, ну неужели в Москве нет бассейнов?

— Может, и есть. Но здесь у нас бассейн через три дома, а в той Москве он где? На метро с пересадками в него ехать? Ребенок один не сможет, у матери новорожденный будет. Как она вообще будет Ванюшкой заниматься?

— Да няньку наймут, как все в Москве!

— А нужен, что ли, няньке чужой ребенок?.. Я Наташке говорю — ты эгоистка, думаешь только о себе. О ребенке подумай! Чего ради срывать его с места, тащить непонятно куда? Оставь ты его в покое. Да я просто вам его не отдам, и все! Еще неизвестно, как у тебя сложится все с этим твоим новым мужем. Нужен ли ему вообще чужой ребенок? Может, он вообще ненормальный? Ну а что, зачем он тогда женился на женщине с ребенком? Не просто же так! Одиноких баб ему, что ли, мало было?..

***

— Ой, всякую пургу несет! — с возмущением пересказывает очередной разговор с матерью Наталья. — Ты представляешь, так и заявила — мол, родите себе уже другого ребенка и успокойтесь, а этого мне оставьте! Я, мол, вам его не отдам! Я ей говорю — мам, это вообще-то мой сын, а не твой! Но она и слушать ничего не хочет. Начинает всхлипывать. Тут в прошлый раз вообще заявила — ты, говорит, роди второго еще сначала нормально, вдруг он у вас больной будет! Я ей говорю, мам, ты вообще в своем уме, заявлять такое беременной дочери?..

— Ну… Может тогда оставить ей Ваню на какое-то время еще? Если уж она так тяжело это все воспринимает?

— На какое еще время? Зачем? Самый удобный момент забрать ребенка — именно сейчас. Я выхожу в декрет, раз. Еще пока не родила, два. Год учебный начнется уже в новой школе, три. К чему тянуть? Потом среди года будем забирать? Да и ничего не изменится ни через полгода, ни через год. Теперь вот только не знаю, как забрать физически, а? Ну не ехать же туда на сносях, не с полицией же… Ужас какой-то, дожили…

А может, права бабушка, нечего выдирать ребенка из привычной жизни? Здесь у них все налажено, а что будет в столице — неизвестно. И Наталья тоже хороша, десять лет как-то ведь жила без сына, чего сейчас-то уперлась? Откровенно говоря, она этому мальчику просто биомать. Не растила, не учила, не лечила…

Да и как еще новый муж примет ребенка, неизвестно. Как ни крути, чужой пацан. Своего дохода у матери в декрете не будет, значит, содержать мальчика придется «дяде Андрею». Надолго ли его хватит?

Может, действительно Наталье правильнее родить себе другого, а Ваню оставить Галине Романовне?

Или ребенку все равно лучше с матерью, и Наталье надо забирать сына, если уже решила? Бабушка порасстраивается и привыкнет. Мало ли что ей не нравится. Это не ее ребенок. Спасибо, помогла, когда надо было. Сейчас пока больше не надо…

Но как забрать мальчика технически, если бабушка вцепилась и кричит — не отдам? Галина Романовна настроена воинственно.

— Да пусть забирает, через полгода вернет тебе его она! — со вздохом говорит Галине Романовне подруга. — Может, еще и второго в придачу подкинет…

«Внука не отдам!..»

Источник: pirooog.ru

«Внука не отдам!..»