Сорочья благодарность

Николай Елисеев

Эту невероятную, на первый взгляд, историю можно отнести к разряду святочных. Тем не менее, все описанные события имели место быть.

*****

Я всегда считал, что птицы – существа почти безмозглые. Да и разговоры всякие про них это подтверждали. Вспомним, хотя бы, поговорки про сороку – воровку, галку — кричалку или басню про глупую ворону с куском сыра в клюве. Только с некоторых пор у меня полностью изменилось отношение к птицам, особенно – к сорокам. И вот почему.

Несколько лет назад мы с женой столкнулись с проблемой – куда на лето из города отправить внучку — первоклассницу? Дело в том, что здоровье у нее было слабенькое, в оздоровительный лагерь ее не принимали, а летом в городе она иногда просто задыхалась. Да и тесновато было жить впятером в совсем небольшой трехкомнатной квартире. Три недели, проведенные с родителями в Сочи, немного поправили ее здоровье. Но после этого врачи рекомендовали девочке подольше находиться на природе, на свежем воздухе.

Пришлось нам с женой, дочкой и зятем срочно искать недорогую дачу, желательно – недалеко от города. К нашей радости, в этих поисках нам повезло. В стрелковом клубе приятель сказал мне, что его очень пожилая, дальняя родственница – вдова отставного военного, хочет продать большую, но старую дачу, расположенную километрах в десяти от города, в небольшой, полузаброшенной деревеньке. Содержать ее женщине было и трудно, и хлопотно. Дети у нее были, но давно жили за границей и дачей не интересовались.

С владелицей мы быстро договорились, бегло осмотрев постройки дачи: двухэтажный дом с верандой, небольшую баньку и сарайчик. К нашему удивлению, цену она запросила просто символическую. В общем, в течение двух-трех дней дача стала нашей собственностью. А еще дня через три, сделав небольшую уборку во всех помещениях, мы с женой и внучкой переселились на эту нашу дачу, оставив в квартире дочь с зятем.

Место, где располагалась деревушка с дачей, оказалось хорошим. Совсем рядом начинался березняк, примерно в километре было небольшое озерцо, окруженное лесом, в котором уже поспела черника, и встречались хорошие грибы. Сама дача была отделена от деревушки небольшой рощицей, выросшей на месте двух, давно сгоревших домов.

Прошло два года. В середине апреля я, как обычно, приехал на дачу, чтобы кое-что подремонтировать и подготовить ее к летнему проживанию. Отдыхая на втором этаже, увидел, что прямо напротив дома, на двух березах сороки свили два огромных гнезда. Зная, что они могут утащить из дома что-либо блестящее, я вставил решетки во все окна и форточки. Только веранда внизу оставалась открытой.

В мае мы с женой и внучкой опять переселились на дачу. Сороки летали около дома, но нам не надоедали. В середине мая у них в гнездах уже были видны птенцы, которых родители постоянно кормили.

Примерно через неделю жена с внучкой опять уехали отдыхать в Сочи, а я пошел на озеро порыбачить. Наловив десятка два небольших окуньков и беляшек и искупавшись, решил возвращаться.

Около деревни услышал громкий, птичий гвалт. Подойдя ближе, увидел, что около нашей дачи летает, крича, целая стая сорок, периодически пикируя к кустам.

Сорочья благодарность

Оказалось, что на кустах, растущих около дачи, сидел птенец сороки. А около кустов крутились два кота. Они пытались подобраться к птенцу, но сороки их отгоняли. Только оказавшись рядом с птенцом, я понял, почему он не мог улететь: его ноги и одно крыло накрепко запутались в каких-то нитках, принесенных ветром на кусты.

Я отогнал котов, с трудом выпутал сорочёнка и взял его в руки. Обессиленный борьбой с нитками, он даже не вырывался, только иногда сипел открытым клювом. Я проверил его раскрытое крыло: переломов и повреждений не обнаружил. Разжал ладони, но птенец сидел неподвижно, чуть прижав полураскрытое крыло. Похоже было, что у него и сил не было, и крыло побаливало. Сороки притихли и, негромко “переговариваясь”, смотрели на нас с берез.

Поразмышляв немного, решил вернуть сорочёнка в гнездо. Нашел на веранде корзинку, посадил в нее птенца, накапал ему пипеткой в клюв воды и накрыл его полотенцем. Затем взял у сарая большую лестницу и принес ее к березе с пустым гнездом. В другом гнезде, как я увидел из окна второго этажа, находились птенцы.

Высоты лестницы не хватило, пришлось с нее подняться еще метра на два. Сидя на ветке и держась за нее одной рукой, оглядел гнездо. Кроме кусочков фольги и обрывков елочного дождя ничего в нем не было интересного. После этого свободной рукой я вынул птенца из корзины и осторожно положил в гнездо. Потом спустился на лестницу, а с нее – на землю. Все это время сороки настороженно наблюдали за мной, не взлетая со своих мест.

Убрав лестницу к сараю, я зашел в дом и поднялся на второй этаж, чтобы незаметно понаблюдать за гнездом. Минут через пять к гнезду с птенцом подлетела одна сорока, а еще через пару минут – вторая. Далее я стал заниматься своими делами, а сороки – своими.

Дня через три или четыре, посмотрев на гнездо, птенца в нем не увидел. Видимо, он уже окреп и нормально слетел из гнезда.

Примерно через неделю, перед обедом, умываясь на первом этаже, услышал, как на веранде что-то вдруг захлопало, потом зазвенело. Войдя на веранду, увидел через окно улетающую сороку, а на столике – что-то желтое и блестящее. Это блестящее оказалось колечком. Я взял его в руки и обалдел: похоже, оно было золотое, да еще с пятью сверкающими камушками. Центральный, большой, отсвечивал желтыми лучами. Еще четыре — поменьше, по два с каждой стороны от центрального, переливались на солнце всеми цветами.

На следующий день я поспрашивал жителей деревни и отдыхающих, но ни у кого золотые кольца не пропадали, и никто их не терял. Так что мои попытки отыскать владельца принесенного мне сорокой кольца оказались безуспешными.

Поэтому через пару дней, взяв кольцо, я поехал в город, к знакомому ювелиру — пенсионеру Якову Соломоновичу. Его честность и порядочность не вызывала у меня сомнений. Он взял у меня кольцо, с минуту смотрел на него в свою лупу. Потом снял ее, сдвинул очки на лоб и удивленно посмотрел на меня:

— Сергей Иванович, где Вы взяли его?

— Что – подделка? – переспросил я разочарованно.

— Какая подделка? Золото высокой пробы и бриллианты! А вот этот – желтый – он показал пинцетом на центральный камень, – вообще очень редкий и дорогой.

— Даже на “Жигуль” хватит? – спросил я шутливо.

— Какой “Жигуль”? На это можно крутой “Мерседес” купить!

Ювелир еще раз осмотрел кольцо и покачал головой:

— Очень красивое изделие, старинное. Сейчас такие не делают. Вы хотите продать его?

— Пока не знаю. Оно досталось мне случайно: наследство дальней родственницы, — соврал я.

— Сергей Иванович, если будете продавать, — обращайтесь. Я знаю достойных
людей, которые понимают толк в подобных изделиях. Даже с учетом моей скромной комиссии, Вы можете получить весьма приличную сумму.

— Благодарю Вас, Яков Соломонович! Если надумаю продавать, обязательно приду к Вам.

От ювелира я вернулся на дачу. Когда приехали жена с внучкой, я рассказал
все жене. А вечером, на семейном совете, вместе с дочкой и зятем, решили продать кольцо, а на вырученные деньги постараться купить семье дочери квартиру.

Яков Соломонович обрадовался нашему решению. Он, действительно, за довольно небольшие комиссионные помог мне продать кольцо за хорошие деньги. Их как раз хватило на новую квартиру.

Вот так сорочья благодарность помогла нашей семье решить квартирный вопрос.

к списку статей

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Сорочья благодарность