Лили — Не бойся, ты в своем доме. Выживем. Что-нибудь придумаем……

Надя удивляла окружающих с самого раннего детства. Где Надя — там и кошки. Она подбирала всех брошенных котят в округе. Мыла несчастных, сушила маминым феном шерстку, носила на прием в ветеринарную клинику, где осматривали котят бесплатно.

Ветврач Иван Владимирович тоже обожал всех животных, но кошек — особенно.

— Они нас от грызунов спасают. Знаете ли вы, что первые переселенцы не привезли с собой сюда кошек. И мыши стали настоящим бедствием. Тогда они попросили китайцев привезти им хотя бы котенка. Торговцы привезли, но потребовали такие деньги, что на одного котеночка собирали всей деревней. И собрали. А куда же деться? Хотели купить парочку, чтобы приплод получить, но продавцы были хитрые.

— Одни мамки, — говорили они, — одни мамки.

− Кошечку брали в дома по очереди. Мышей она погоняла. А в свой срок родила пятерых котят. И где она им папку нашла? Неужели за Амуром? Ни котов, ни кошек на левом берегу Амура в округе не было. А котят разобрали по домам, как только они глазки открыли. Выпаивали парным молоком. Ловили рыбку специально для прикорма. Холили и лелеяли пушистых зверьков так старательно, что кошки стали считать себя главными домочадцами.

— Вот так вот.

Надя хоть и слышала эту историю тысячу раз, но с удовольствием слушала и тысячу первый.

Иван Владимирович бережно брал котенка в руки.

— Посмотрим ему глазки. Глазки — чистые. Определим пол. Это — будущий кот. Посмотрим ушки — нет ли клеща ушного. Ушки чистые. Посмотрим ротик. Нет ли там ранок? Нет ничего, зев чистый. Теперь животик. Мягкий и безболезненный. Здоров твой котенок. Смело играй с ним, смело предлагай добрым людям.

И Надя предлагала. Она часами стояла у входа на рынок с котенком на руках.

— Здоровый. Ветеринаром осмотрен.

Случая не было, чтобы котенка не забрали.

Когда Надя выросла и стала Надеждой Петровной, она стала владелицей небольшого магазина на шумной улице нашего города. На складе магазина жила кошка. Потом их стало две. Потом — четыре. Потом — восемь.

Муж у Надежды Петровны был человеком понимающим.

Он предложил жене построить в фойе магазина кошкин дом. Человек он был мастеровой, деловой. Нанял плотников. Они выгородили стеклянными перегородками угол в просторном помещении. Там плотники поставили в углу большую корягу, на ней развесили маленькие гамаки, а в другом углу соорудили сказочный домик с башенками и красной крышей, с балконами и лесенками.

Для кошек была придумана автопоилочка — маленький фонтанчик и даже санузел, и всем они научились пользоваться.

Дочь Надежды Петровны вырезала забавных бабочек и развесила их на ниточках повсюду. А чтобы кошечкам было интереснее ловить бабочек, внутри каждой из игрушек был маленький кусочек колбаски.

Кошки освоились в своем домике очень быстро.

А возле домика собиралась толпа из ребятишек, их мам и бабушек. Котят разрешалось брать на руки всем желающим. И очень часто кто-нибудь из ребятишек забирал котенка домой.

Котят забирали, но на их место приносили новых.

Слух о том, что тетя Надя берет любых котят в городе, распространился очень быстро. Пришлось выгородить в уголке и изолятор для котят. А ветврач Иван Владимирович осматривал обитателей кошкиного дома регулярно.

Выручка от продаж у Надежды Петровны росла. Росла и зависть конкурентов.

Посыпались жалобы во все инстанции о вопиющем безобразии — содержании четырнадцати кошек в продовольственном магазине. Надежду штрафовали, ей давали сроки на ликвидацию этого безобразия, многочисленные предписания.

А однажды просто машина подъехала с какими-то грязными коробками в кузове. Ворвались люди в кошачий приют. Посадили обитательниц в коробки, заклеили скотчем, побросали коробки в кузов и увезли в приют для бездомных животных.

Никого не пощадили.

А среди обитательниц уголка кошачьего была одна особенная кошка — трехцветная. Такая красавица, просто редкостный экземпляр. При взгляде на это создание все говорили примерно одинаково.

— Какая роскошная кошечка!!!

В самом деле, Лили была длинношерстной. Когда она лежала, казалось что у неё есть шикарная юбка с воланами красного и желтого цвета. Она была принесена в приют бабушкой Полей, которая жила поблизости.

— Детка, выручи меня, приюти мою Лили на время. Меня на лечение кладут, а я — одна на свете. Сын с семьей далеко. Присмотреть за моей любимицей некому.

— Вообще-то взрослых кошек на досмотр я не беру, но Вам отказать не могу. Оставляйте.

Лили осталась в не знакомом мире.

Вначале она испуганно сидела в уголочке и посматривала на шумную компанию отчужденно. Но уже через день она освоилась вполне и облюбовала себе балкон в кошачьем домике, там она и обосновалась, лежала, помахивая роскошным хвостом, как веером, и давала возможность всем желающим полюбоваться её кошачьей красотой и грацией.

Во время налета на приют Лили гостила там, потому что хозяйка опять была в больнице.

Оказавшись в душной и грязной коробке она закричала громко. Другие коты и кошки тоже подняли вой, но машина уже мчалась на окраину города. Потом остановилась у какого-то деревянного особняка.

Коробки вытряхнули почему-то в собачий закут.

Рядом и справа, и слева через решетчатую сетку были собаки. Они подняли лай. Привезенные кошки сбились в плотную кучу. Так они и провели день и холодную августовскую ночь. Им только утром плеснули в корытце воды так мало, что на всех не хватило, и бросили сверху немного сухого корма.

А между тем баба Поля была выписана из больницы. Она пошла за своей любимицей и ахнула. Лили в приюте?

Таксист с удивлением смотрел на плачущую бабушку.

— Горе? — спросил он осторожно.

Баба Поля только кивнула.

Возле приюта она попросила таксиста подождать её.

Каково же было его удивление, когда он увидел свою пассажирку, выходящую из ворот приюта, с большой коробкой в руках, в которой сидело множество кошек.

— В приют. Как же? Еще и вывеску повесили. Приют. Тюрьма. Сейчас этих отвезу, потом за остальными приеду. Домой пока возьму. Потом соседи разберут. Ничего. Пристрою как-нибудь. Добрые люди ещё не перевелись на свете.

— Давайте всех заберем сразу же. Я подожду.

Прихрамывая и постанывая от боли в ногах, баба Поля вернулась за остальными кошками.

— Сколько их? — спросил таксист.

— Четырнадцать.

— Я заберу двоих. Можно?

— А в добрые руки?

— В добрые.

— Выбирай.

Домой баба Поля привезла только десять питомцев. Двоих забрал таксист, еще двоих забрали соседи прямо в подъезде дома.

Лили не отходила от своей хозяйки ни на шаг. Она заглядывала ей в глаза так умоляюще, что баба Поля взяла кошку на руки, погладила.

— Не бойся, ты в своем доме. Выживем. Что-нибудь придумаем.

Звонок в дверь был очень долгим. Это Надя примчалась на выручку.

— Я по вашим следам иду. В приюте была, но там мне сказали, что кошек моих уже забрали. А я им место нашла. В зоопарке — уголке для зверей. Я им там всем просто доказала, что мои кошечки станут украшением их уголка. Я им видео показала. Они согласились взять вместе всех кошек с домиком и даже место нашли, как на заказ, — и стеклянной перегородкой отгорожено. Муж Миша уже повез наш домик в этот зооуголок. Там нас ждут.

Надя взяла кошек на руки почти всех. Они прыгнули на руки и на плечи, легли к ногам. Они смотрели ей в глаза с немым вопросом, а почему с ними так поступили? Что они плохого сделали людям? Разве они плохо себя вели?

Баба Поля уже варила кашу с печеночным паштетом. Надя принесла с собой вареную рыбешку — любимое кошачье лакомство.

За неимением посуды еду выложили на большой пластиковый поднос. Воду поставили в чашке.Голодные кошки просто набросились на угощение.

Только Лили не торопилась, давая всем своим видом понять, что она дома, и что здесь ей всегда найдется еда. Некуда ей торопиться.

Валентина Телухова

Домовой