Золовка: «Забеременела дочь в 18 лет, а у нас повернуться негде, придется вам забрать ее к себе»

-Вот права пословица: не делай людям добра, не получишь зла в ответ, — Наташа расстроенно качает головой, — вляпалась я с этой помощью, дальше просто некуда. Теперь семья разваливается на глазах.

У Наташи муж и ребенок, семейный стаж солидный, уже 17 лет, а с ребенком долго не получалось, поэтому сейчас Арсению всего год, а Наташа считается молодой матерью, хотя ей осенью исполнилось 40 лет.

Золовка: «Забеременела дочь в 18 лет, а у нас повернуться негде, придется вам забрать ее к себе»

-Мои-то родители давно умерли, я тогда еще только школу заканчивала, а вот у мужа моего — полный набор. Мать, брат, сестра. Жили мы с самого начала у меня, в родительской двушке. А мужа семейство тоже в двушке, но все вместе, да еще золовка мужа туда же привела, ребенок родился.

Оля, сестра мужа, со своим супругом жила плохо, он пил, скандалил, в конце концов она его просто выгнала, свекровь же, считавшая, что развод — это страшный грех, устроила дочери невыносимые условия жизни.

Оля была в декрете, дочери год, своего заработка нет, так что на съем уйти не могла, слезно она тогда Наташу с братом попросила, чтобы с ребенком пожить у них, временно, пока не выйдет из декрета.

-Мне, конечно, не очень хотелось ее в свою квартиру пускать, но муж просил, ладно, думаю, съедет, как выйдет из декрета. Ага. Съехала. 15 лет прожили с ней и с ее дочерью. Да ладно бы нормально жили, так ведь они считали, что они в гостях. А раз так, то я должна была их обслуживать: убери, подай, приготовь, отнеси.

С каждым месяцем степень их наглости лишь росла.

Считали, что в гостях, а вели себя, как хозяева. Сестра мужа начала было новых кавалеров приводить в дом и Иринку свою на кухне спать укладывать, но Наташин супруг это пресек. Ругани было много.

Даже когда Оля вышла на работу она жилье снимать не стала. Дорого. Дешевле же жить на всем готовом и не париться по поводу денег, так и заявляла:

-Нас кормит мой брат, а не ты. Так что денег я тебе давать не обязана. Радовалась бы, клуша бесплодная, что хоть племянница, а в доме ребенок. Так что умолкни.

То, что живет она в квартире, принадлежащей Наташе, золовку не смущало. А потом она начала на год-полтора исчезать из их жизни. То одна пропадет, то вместе с дочерью. Это зависело от того, как ее очередной сожитель относился к Иринке.

Некоторые кавалеры чужого ребенка видеть у себя в доме не желали, тогда Иринка оставалась надолго у них жить «в дочках».

-Как без Оли, так Иринка шелковый ребенок, слушается меня, по дому помогает, учится прилежно, а как Оля из очередного «замужа» придет, все, как подменили. Грубит, хамит, уроки прогуливает. Свинячит на пару с матерью.

И вот, после 16 лет бездетного брака Наташа сама себе не поверила: беременна. Муж радовался, тем более, что Оля с Иринкой в очередной раз съехали к новому сожителю.

Наташа сделала в комнате, в которой жила золовка с дочерью ремонт, превратив ее в уютную детскую. Закупила мебель, приготовила все к рождению долгожданного ребенка заранее, хоть и плохая, говорят, примета.

В положенный срок родился Арсюша, здоровый, спокойный малыш. Муж Наташи был на седьмом небе от счастья.

Арсению было полгода, когда заявились неожиданные гости: Оля и Ирина, причем Ирина поддерживала руками большой беременный живот.

-Ну вот, братец, племяшку водворяю на место. Залетела дурында в 18 лет, а нам у мужа моего повернуться негде. Ну и ладно, у нее и свой дом имеется. На что она жить будет, не знаю, не мое это дело. Вещи ее сейчас мой мужик принесет, — заявила Оля, собираясь откланиваться.

Но в Наташины планы такое «возвращение домой» не входило. Она сказала, что в комнате теперь живет ее ребенок, так что пусть Оля с Ириной сами решают свои проблемы, хватит, столько лет гостили, пора и честь знать. Тут золовка начала визжать:

-Братец, беременную твою племянницу из дома выставляют, а ты молчишь? Из родного дома выгоняет ее чужая баба, а ты молчишь!

Арсений расплакался в соседней комнате, а Наташа прояснила ситуацию:

-Дом этот вам не родной, это моя квартира и я буду решать, кто тут будет жить. И не надо визжать у меня в доме. Ребенок спит. Значит ты, мать, дочь беременную из дома спокойно выставляешь, а я, чужая баба, должна ее принять? Не пойдет, хватит, я вас натерпелась до сыта. Хорошо хоть прописать не согласилась, мороки меньше.

Муж Наташи начал было уговаривать жену, что пусть поживет, ну совестно выгнать, не чужая же.

-У ее матери голова не болит о том, где будет жить ее дочь, а потом и внук. У ее бабушки сейчас двухкомнатная квартира в полном распоряжении, брат-то твой к жене уехал жить. А ты считаешь, что я крайняя? — возмутилась Наташа.

С трудом и воплями на весь подъезд она выставила из дома родственниц мужа. Супруг с ней не разговаривал неделю.

Ирина пошла жить к своей бабушке, которая поворчала, но внучку не выгнала, а Оле появляться в квартире запретила. Бабушку волновал только один вопрос: кто будет кормить Ирину и ее ребенка.

-Естественно мой муж, кто же еще. А им же просто помощи мало, им давай все самое лучшее, постоянные скандалы: своему Арсению кроватку купил дорогущую, а наша малышка должна в этой спать, своего в частной клинике лечишь, а наша должна в бесплатной! А в какой еще, если у бабушки пенсия маленькая, у Оли муж денег не дает, а сама Ирина не работала ни дня!

Отношения у Наташи с мужем хуже день ото дня. Женщина устала от требований его сестры и племянницы, от выговоров свекрови, которая тоже считает, что Наташа должна была приютить племянницу у себя. Недавно так и заявила:

-Мне, старухе, тяжело с дитем мыкаться, а ты отказалась помогать, бессердечная. Все равно же со своим сидишь, где один, там бы и вторая…

Муж тоже считает так, а Наташа внутренне готова даже к разводу.

Но снова повесить на себя из добрых чувств ярмо, за которое до сих пор платят черной неблагодарностью?

Нет уж, увольте.

Источник: pirooog.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Золовка: «Забеременела дочь в 18 лет, а у нас повернуться негде, придется вам забрать ее к себе»