Я валялась на маминой могиле, умоляла простить меня. Я украла ее счастье, а ведь оно было последнее

В роддоме провела четыре дня. А на пятый нас решили выписать. Приехали мы в пустую квартиру.

Я валялась на маминой могиле, умоляла простить меня. Я украла ее счастье, а ведь оно было последнее

Все началось с того, как мама привела в дом своего нового мужчину. С папой развелись они давно. И эти семь лет без него она была одна. Я была даже рада, мне уже 17, скоро уеду. Что она одна что ли будет?

Но все было не так безоблачно. Отчим смотрел на меня тааакими глазами. Подмигивал, приобнимал за плечи. Мне вроде и обижать маму не хотелось, она то думала, что это он контакт ищет. Но и ему отворот поворот дать хотелось.

Время шло, Максим, так зовут отчима, все больше проявлял знаки внимания в мою сторону. Он был красавчиком, ровесником моей мамы, всего 38 лет. И в конце концов я сдалась. Да, я получается отбила мужа у собственной матери. Хоть они и не женаты были.

Мы таились как могли. При матери он был любящим мужем и заботливым отцом. Но как только дверь за ним закрывалась, мы творили что хотели. Итогом наших отношений стала моя беременность. Естественно, ни Максиму, ни маме я о ней не сказала.

Школу к тому времени я уже закончила. Было лето. Внутри меня развивался ребенок, которого я уже любила. Но которого я не могла родить. Взвесив все за и против, я все таки решилась на роды. Быстро устроилась официанткой в пивной бар. Сразу сообщила начальнику о своем интересном положении.

Так и работала все лето, постоянно откладывая деньги на будущее. Я понимала, что мне придется уйти. Я не смогу воспитывать ребенка и смотреть в глаза матери. А уж тем более видеть Максима.

А в сентябре случилось несчастье. Мама и отчим попали в аварию. Максим выжил, а вот мама… Я валялась на ее могиле, умоляла простить меня. Винила себя, что я такая тварь, украла ее счастье. А ведь оно было последнее в ее жизни.

Максим сразу после похорон ушел из нашей квартиры. Точнее, я его попросту выгнала. Мое состояние было не описать. Я ходила на работу, гуляла, ходила в консультацию. Но это все не находило отклика в моей душе. Очнулась я, когда малыш внутри ударил меня ножкой. Я будто проснулась, и поняла, что нужно жить дальше.

Я родила прекрасного мальчишку. В роддоме провела четыре дня. А на пятый нас решили выписать. Приехали мы в пустую квартиру. И я опять разрыдалась. Но поплакать мне не дали. Раздался звонок в дверь. Я открыла, а там Максим. Осунувшийся, бледный. Нехотя я пропустила его внутрь.

Он сразу увидел сверток с Виталиком на кровати. Я не успела даже его переодеть. И как — то сразу так засуетился. Я не успела даже возразить. Для малыша набиралась ванночка, для меня на столе уже стояли кофе и бутерброды. Честно, мы даже не разговаривали. Просто молча сидели. Каждый думал о своем. Ушел он от нас вечером.

Как-то незаметно он снова прочно вошел в нашу жизнь. Сначала носил сумки с продуктами и вещами для ребенка. Потом оставался посидеть с ним, когда я отходила ненадолго. А потом остался на ночь.

Через полгода мы поженились. Прошло уже больше пяти лет. Мы все так же вместе. Лишь изредка сидим в тишине, думая каждый о своем.

к списку статей

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Я валялась на маминой могиле, умоляла простить меня. Я украла ее счастье, а ведь оно было последнее