Времена были голодные – в магазинах на прилавках было пусто. Морская капуста в консервных банках царствовала единовластно.  

СЕРАФИМ

Наступила весна, в продаже появились зеленые огурчики, точнее большие, длинные такие огурцы. Где они произрастали, на какой сказочной земле такие здоровенные – Валентина понятия не имела.

— Ну что, МуромЕц, рубанем огурец? Я с самогоном, ты с картофаном, — хохотнув, Валентина спросила у маленького сына, которого она забрала из садика.

— Рубанем, мамуль, — Илья засмеялся. Она заглянула в кошелек, денег должно было хватить на один огурец. Времена были голодные – в магазинах на прилавках было пусто. Морская капуста в консервных банках царствовала единовластно.

Во дворе дома Валя увидела копошащегося в мусорном баке нищего. — А, бомжара-лошара уже на посту! — она частенько видела его из окна.

Времена были голодные – в магазинах на прилавках было пусто. Морская капуста в консервных банках царствовала единовластно.  

Длинные, распущенные, седые волосы, перехваченные тесьмой, — его образ казался Валентине странным. Старик словно вышел из глубины веков. Он обернулся, и Валя увидела его глаза – добрые, лучистые, цвета неба. В них было столько света! Она никогда не видела таких глаз. Как загипнотизированная, Валентина подошла к старику и протянула ему огурец.

В глазах его, с легким прищуром, светилась улыбка. Не отводя взгляда, старик молча взял огурец. Женщина смутилась. Подхватив за руку сына, она быстрыми шагами направилась к подъезду. Глаза её сияли, в них нашел отражение огонь души этого необыкновенного человека.

«Господи, что со мной? Что это было? На кого-то он похож… На старца с бабкиной иконы! — Валентину осенило. — Как его? Серафим! Точно! Серафим Саровский!» Едва перешагнув порог квартиры, Валя бегом бросилась к окну, чтобы еще раз взглянуть на старика. Но около мусорных баков никого не было.

— Илюша, ты прости, что я отдала огурчик нищему. — Какому нищему? — Ну, сейчас во дворе мы встретили старика, он копался в мусорных баках. Мне стало жаль его, и я отдала ему огурец. Хотела приготовить тебе салатик, сынок… Прости меня, дуру бестолковую!

— Мамочка, около мусорных баков никого не было! А твой огурец лежит на кухонном столе.

С этого дня Валентина бросила пить. Она пошла в храм и, поставив свечку, долго всматривалась в лик святого. Слезы катились по щекам.

Времена были голодные – в магазинах на прилавках было пусто. Морская капуста в консервных банках царствовала единовластно.  

Вернувшись домой, Валя нашла икону Серафима и повесила её над кроватью сына. Больше она не видела старика с длинными, седыми волосами, перехваченными тесьмой, но свет его удивительных глаз с легким прищуром остался навсегда в её сердце.

(Т. Витакова)

к списку статей

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Времена были голодные – в магазинах на прилавках было пусто. Морская капуста в консервных банках царствовала единовластно.