— Усыпите его, такой он мне не нужен!

Пару недель назад к нам в ветеринарную клинику привела на прием щенка, дама в белом пальто. Я пригласил её в свой кабинет, она с порога всунула мне на руки собаку.

— Это лайка? — спросила она.

Я поднял щенка на уровень, он был невероятно хорошеньким и был похож на маленького волчонка.

— Очевидно, что да! — сказал я.
— Он не реагирует на команды, он что тупой?— в её голосе слышалась злость.
— Давайте проведем несколько тестов и возьмем анализы. – предложил ей я.
— Делайте что хотите! – дамочка пихнула щенка стоявшего на столе для осмотра в мою сторону.
— Он должен тренироваться, я отдала за него огромную сумму. Его задача брать призы на собачьих выставках.

Проведя осмотр, я позвал хозяйку щенка, которая ожидала в холле. Диагноз был серьезным и требовал уединения, для его обсуждения.
— Ваш малыш имеет отклонения в строении уха.
— Вылечите его!
— Боюсь это не возможно, это врожденный дефект. Собака останется глухой на всю жизнь. – щенок стоял между нами и как будто пытался читать по губам вертя мордашкой между мной и хозяйкой.
— Тогда усыпите его! — выдала она.
— Что, простите?
— Такой он мне не нужен.

Я ошалел от её жестокости и алчности.
— Я не стану этого делать! И ни кто не станет, у собаки нет показаний по здоровью для таких кардинальных мер.
— Оставьте его в нашем питомнике при клинике  – я тяжело вздохну.

Я врал мы, не могли принять еще один голодный рот в наш приют. С финансированием последний год было совсем туго, мы не могли прокормить и вылечить всех брошенных животных.

— Ага, еще один аферист. — она огляделась, — Наверно хотите перепродать мою собаку? Вы его вылечите и продадите.
— Это глупость, я ни когда бы так не поступил. – даже если бы и смог перепродать, я бы точно не смог вылечить, сказал я. – Не лишайте его жизни, за исключение слуха он абсолютно здоров.

Женщина схватила собаку, щенок попытался лизнуть её лицо, она увернулась от поцелуя, и песик пустил слюну, которая закапала ей на белое пальто.

-Фууу! — сказала она и поставила собаку на пол. — Хорошо, забирайте, делайте с ним, что хотите. Кому нужен такой инвалид.

Женщина выскользнула из кабинета и пронеслась мимо приемной. Администратор Маша, приоткрыла дверь моего кабинета и спросила: — Всё хорошо? Эта женщина не стала оплачивать прием, я не смогла ее догнать. — Маша нервничала.
— Всё в полном порядке! — ответил я, и указал глазами на собаку. — Отведи его в комнату для персонала.

День был долгим, но из всех пациентов меня больше всего волновал глухой щенок.

По правилам клиники мы не могли держать животных, чье лечение не оплачивается хозяином. По правилам питомника при клинике на содержании не должно быть более 60 кошек и 40 собак, но число брошенных животных уже давно перевалило за сотню.

Директор грозился начать вычитать деньги на корм из зарплаты персонала, хотя и без того все работники и постоянные клиенты клиники помогали по возможности содержать приют.
Что с ним делать и куда я его приведу. Дома меня ждал старый кот, подброшенный к клинике котенок, две собаки которых я забрал из питомника и жена, которая явно не была готова к пополнению.

— Ну и что мне с тобой делать? — я посмотрел в испуганные глаза щенка, — Посидишь пока в клинике, а завтра начнем искать тебе дом.

Прошло еще три дня, а новых хозяев для щенка мы все еще не нашли, мы даже не смогли подобрать для него имя. Я не хотел привязываться к Лайке, так как знал, что в очередную проверку его обнаружат. Мне придется все-таки придется лишить его жизни чтобы сохранить работу.

Настала очередь моего ночного дежурства, и после работы со мной остался мой старый друг и коллега Сергей Петрович, он иногда подрабатывал в клинике, ухаживая за кошками и собаками, оставленными в стационаре.

— Артем, а где карта этого милого волчонка? – спросил Сергей Петрович, указав на глухого щенка.
— Сергей Петрович, у него нет карты, он не пациент, он брошенный.
— Люди совсем разучились ответственности, раньше выкидывали старых и беспородных, а теперь и породистых щеночков.
— Может, вы хотите взять его к себе? – без надежды спросил я. – Может пора?

У Сергея Петровича за всю жизнь был лишь один пес. Макс спас от горя своего хозяина, когда погибла жена Сергея Петровича. Дружба ветеринара и немецкой овчарки продлилась 15 лет, но потом пришло время Макса и его смерть оставила глубокую рану в сердце мужчины.

— Нет! — Сергей Петрович покачал головой, — Я не могу, я не готов!

Ночью экстренных пациентов не было, и я проспал до утра.Зазвенел колокольчик на двери и послышался голос Маши. – Доброе утро! – прокричала она, — Я принесла кофе!

Я вышел в холл что-бы взять кофе и поблагодарить Машу, увидел, как она стоит в проходе и пялится за дверь.
— Что случилось? — я напрягся.
— Тссс… – шикнула на меня Маша.

Я заглянул за дверь. На столе стояло радио которым мы обычно не пользовались, но заскучавший ночной смотритель решил развлечь себя музыкой. У стола сидел щенок и пристально смотрел на Сергея Петровича, который как дирижёр командовал на какой ноте подавать голос.

Это был не просто лай или вой, он точно попадал в ритм игравшей мелодии, собака пела.

Концерт прервался аплодисментами Маши.
– Это удивительно! – радостно сказала она.
— Нечего удивительного, Лайки очень музыкальные собаки. – ответил её Сергей Петрович.
— Но он же глухой. – Маша погрустнела.

Сергей Петрович удивленно посмотрел на меня. Я подтверждающе кивнул.

— Вы что, ночевали в клинике? – спросила Маша у Сергея Петровича.
— Я закончил с вечерним выгулом пациентов и решил составить щенку компанию. — Сергей Петрович опустил глаза, – Мне одиноко без Макса! И тебе одиноко! – он погладил щенка.

Они нашли друг друга пес певец и собачий дирижёр. Я знал, что Сергей Петрович заберет щенка к себе, но ему нужно было дать время. Так и случилось.

Я больше не могу слушать радио в одиночестве – сказал мне Сергей Петрович, когда пришел за Максом младшим на следующий день.

к списку статей

Домовой