«Ты нам не родная, вот и терпи…»

Воспитывать кроткую Настю было некому, она с детства была предоставлена сама себе. Мать её, Ирина, росла без родителей с престарелой бабушкой, и свою дочь, рождённую в шестнадцать лет, она тоже скинула на старушку. Когда Ирине было двадцать два, она познакомилась с каким то мужчиной по интернету, и укатила выходить замуж в другую страну.

Шестилетняя Настя больше ухаживала за прабабушкой, чем та за ней, а потом бабули не стало и девочку отправили в приют. Вопрос стоял ребром: отправить девочку в детский дом или найти кого-нибудь из дальних родственников, кто согласится взять Настю под опеку.

Лариса Станиславовна из органов попечительства разыскала какую-то дальнюю тётку по материнской линии, и предложила ей взять девочку. Та, подумав и посчитав полагающиеся на брошенного ребёнка пособия, согласилась, хотя у неё у самой было двое детей.

Тётя Тома приехала за Настей и увезла её в далёкую деревню, где они с мужем жили натуральным хозяйством и воспитывали сына и дочь. Настенька поначалу обрадовалась, что будет жить с родственниками, хоть и ни разу не видела их, но, познакомившись с братом и сестрой, поняла, что жить ей будет не сладко.

Двенадцатилетнего брата звали Вася, а девятилетнюю сестру – Галя. При первой же встрече дети дали понять маленькой родственнице, что не очень рады её появлению и дружить с ней особо не собираются. Тётя Тома с дядей Вовой выделили девочке «комнату» — бывшую кладовку, в которой помещалась только кровать и малюсенький шкаф. У Насти началась новая жизнь.

В хозяйстве были коровы, свиньи и много разных домашних птиц, и всю эту скотину дети должны были кормить утром и вечером, обязанность у них была такая. Вася и Галя быстро сообразили, что можно переложить возложенную на них ответственность на маленькую Настю, быстро обучили её тому, что нужно делать и удалились. Бедная девочка начала таскать сено и тяжёлые вёдра с кормами.

«Ты нам не родная, вот и терпи…»
Настя была готова помочь, но делать всё одной ей было тяжело, кое-как справлялась. Тем более, что не привыкла ещё к новому месту, не освоилась. Так прошло два месяца, девочка выбилась из сил и заболела. Как-то утром она даже не смогла подняться с кровати от высокой температуры, но «заботливые» брат с сестрой пришли к ней в комнату будить:

Вставай, иди, корми скотину! Родили ругаться будут!

Настя, со слезами на глазах, призналась, что ей тяжело всё делать одной, что сегодня она вообще плохо себя чувствует, и попросила ребят помочь ей.

— Вот ещё! Ты нам не родная, вот и терпи…

Вася и Галя ушли, а Настя так и не встала, у неё ещё сильнее поднялась температура на нервной почве. Приёмная мать хватилась девочку только когда скотина начала кричать от голода, а родные дети сказали ей, что это Настька должна была покормить всех. Тётя Тома испугалась, что с девчонкой что-то может случится от такой высокой температуры и заставила мужа отвести её в больницу.

Дядя Вова отвёз девочку в приёмный покой и оставил там, не дожидаясь врача. Доктор, который осматривал больную, обратился в необходимые инстанции, ему показалось странным, что ребёнок в таком возрасте истощён на столько. Настя рассказала представителю опеки, Ларисе Станиславовне, что происходит с ней в приёмной семье. Тётю Тому сразу лишили опекунства, а Настю после больницы всё же отправили в детский дом.

Девочка долго отходила от «заботливого» отношения в приёмной семье дальних родственников, но как только полностью пришла в себя, её удочерили хорошие люди, в семье которых Настя наконец-то узнала, что такое любовь и забота.

к списку статей

«Ты нам не родная, вот и терпи…»