Тогда я уйду вместе с ним!

Тогда я уйду вместе с ним!

Тогда я уйду вместе с ним!

Прозвучала короткая команда фас. Кот кинулся было к дереву, но мешала больная лапа. Шансов на спасение не было. Собаки мгновенно настигли Кота и с громким лаем напали на беззащитного…

Несколько лет назад в обычном городском дворе поселился кот. Возможно, когда-то он был большим, красивым, полосатым, как морская тельняшка, котом.

Сейчас же грязный, с вырванной клоками шерстью, покрытый шрамами, одноухий, одноглазый, со сломанным хвостом и перебитой когда-то задней лапой, кот представлял собой жалкое зрелище. Кот передвигался на трёх здоровых длинных, худых лапах вприпрыжку, и со стороны было похоже, что кот не ходит, а танцует лихого гопака.

Питался кот чем попало, что-то находил на улице, во дворе, что-то подбирал на мусорке после трапезы бездомных собак. Для жителей двора кот значил не более, чем маленький камешек в песочнице или упавший с дерева сухой лист.

У него не было имени, он был просто Кот. Никому до него не было никакого дела. Ночами Кот спасался под припаркованными во дворе автомобилями. Они были его “домом”, служили укрытием от дождя, мороза, бродячих собак, враждебно настроенных людей и других бедствий, с избытком наполнявших жизнь одинокого, отвергаемого всеми создания.

Кот давно уже смирился с побоями, равнодушием, неприязнью и всеми невзгодами, незаслуженно преследующими его на протяжении всей тяжёлой, неприкаянной, уличной жизни. Когда, мучимый нестерпимым голодом или лютыми морозами, Кот пробовал проскочить в тёплый подъезд, особенно “добрые” жильцы, брезгливо отпихивали Кота ногами, подальше от двери, дабы раз и навсегда отбить охоту незваному гостю “лезть куда попало”.

Люди, брезгливо морщась, старались прогнать этого Кота, чтобы не видеть его голодных, умоляющих глаз. Кот всем своим видом портил им настроение, а потому, кроме угрожающих криков, порой, в него летели палки, бутылки, камни и всё, что оказывалось под рукой особенно воинственно настроенных гонителей.

Кот им мешал только тем, что он ходит и дышит, что он живёт, что он есть на белом свете.

Пожилая дворничиха, по сути, незлая женщина, измученная пьяницей-мужем и тяжёлой работой, моя тротуары от пыли, вымещала все свои беды на самом слабом беззащитном обитателе двора — уродливом Коте.

Ведь он ничей, никто за него не заступится, и отвечать ни перед кем не придётся. Она, на потеху всему двору, обливала Кота из шланга холодной водой.

— А вот мы его сейчас помоем! — хохотала дворничиха.

Кот смиренно сидел на том месте, где был застигнут ледяным дождём дворничихи, опустив голову, сжавшись в комок и трясясь от холода. Он мог бы убежать, как это сделали бы все его собратья, но Кот настолько покорился жестокости этого мира и собственной судьбы, что давно уже перестал бороться за такую свою никчёмную жизнь.

Была у Кота только одна слабость, он очень любил детей. Завидев ребятишек, Кот бежал к ним своей подпрыгивающей походкой, в надежде получить от этих маленьких, пока ещё добрых человеческих созданий хоть немного ласки.

Даже просто потереться об ноги детей было уже счастьем для Кота, несмотря ни на что, продолжавшего тянуться к людям. Родители строго-настрого, под угрозой наказания, запрещали своим детям касаться уродливого Кота.

Только одна девочка Лёлька, не смотря на родительский запрет, украдкой гладила Кота и даже брала его на руки.

Оказавшись на руках, Кот, замирая от переполнявшего его счастья, прикрыв свой единственный глаз и громко мурча, как маленький котёнок, сосал пуговку на кофточке девочки. В эти минуты уродливый чумазый Кот казался растроганной Лёльке красивым и совсем домашним.

Несколько раз Лёлька слёзно просила своих родителей забрать Кота домой, обещая полностью ухаживать за ним и учиться только на круглые пятёрки. Взрослые не хотели её слушать:

— Лёля, выброси эту глупость из головы! Только бездомного блохастого бродяги нам дома не хватало. Ты только посмотри, на кого этот кот похож!

— Он просто очень несчастный и одинокий, у него совсем никого нет. Я его помою детским шампунем и он будет чистым и красивым. Ему даже глазик можно вылечить. Ну и пусть он хромает и уха нет, зато он такой добрый, — упрашивала Лёлька.

— Нет! И не пытайся нас разжалобить. Разговор закончен! — родители были непреклонны.

Лёльке оставалось только иногда подкармливать Кота тайком унесёнными из дома котлеткой или куском колбасы, что было для исхудавшего беспризорника поистине волшебным яством.

Наступило лето — счастливая весёлая пора каникул и отпусков, курортов, походов, шашлыков, поездок на дачу, в детские летние лагеря. Ничто не менялось только в жизни дворового Кота, одна сплошная безнадёга.

Тёплым летним днём Лёлька с подружками играла в “классики”, прыгая по расчерченному мелом асфальту у соседнего дома. Кот, подрёмывая, лежал неподалёку, грея грязные худые бока на солнышке. Из подъезда, громко хлопнув дверью, вышел мужчина с двумя собаками.

Прозвучала короткая команда фас. Кот кинулся было к дереву, но мешала больная лапа. Шансов на спасение не было. Собаки мгновенно настигли Кота и с громким лаем напали на беззащитного.

Лёлька, забыв, о том, что боится собак, с криками бросилась к Коту, чтобы защитить его, спасти, отнять у злых псов. Хозяин, увидев бегущую девочку, быстро увёл своих собак за дом.

Кот остался неподвижно лежать на траве, ставшей ярко алого цвета. Девочка взяла несчастного на руки и понесла домой. Кот, хрипло, прерывисто дыша, дрожал.

— Пожалуйста, потерпи, не умирай, только не умирай… — шептала Лёлька, бережно прижав к себе Кота, не обращая внимания на расплывающиеся красные пятна по белоснежной ткани её блузки.

Кот перестал шевелиться и затих. Лёлька села на скамью возле своего подъезда. Она ничего не видела, слёзы градом катились из детских глаз.

Вдруг кот, тяжело вздохнув, хрипло замурчал и принялся сосать маленькую пуговку на блузке девочки. Его единственный глаз, как маленькое солнышко, ласково смотрел на Лёльку.

Вокруг собрались все, кто был во дворе. Дети, глядя на Лёльку, тоже начали плакать. Взрослые молчали и прятали глаза. Подружки Лёльки позвали её родителей. Испуганные отец и мать хотели отобрать у дочери Кота, но она только крепче прижимала его к себе.

— Лёля, доченька, идём домой. Положи этого кота, ему уже не поможешь. Ну никто же не виноват, что так всё получилось, — уговаривали родители.

— Никто не виноват?! Это вы все виноваты!!! — кричала сквозь слёзы Лёлька всем, кто стоял вокруг неё, — Вы все! И я тоже! Смотрите, что мы наделали!!!

— Успокойся, доченька! Всё, хватит. Идём домой. Положи этого кота на травку и пошли, — уже не уговаривали, а строго настаивали родители.

— Тогда я уйду вместе с ним! — твёрдо, по-взрослому, сказала девочка.

Она встала и с умирающим Котом на руках решительно направилась прочь со двора. Родители бросились за ней…

Так уродливый, презираемый всеми бездомный Кот обрёл семью. Он выжил! Он просто не мог не выжить, ведь у него теперь была Лёлька, был дом, ему было ради чего жить!

Став домашним, кот Барсик больше всего не любил гулять во дворе. Он предпочитал, сыто щурясь, смотреть во двор с балкона или сидя на окне в комнате своей хозяйки — самой смелой, самой решительной, самой доброй и самой-самой любимой Лёльки.

(По мотивам песни-притчи дорогой Светланы Копыловой)

НАТАЛИЯ С.

Домовой