Собаки умеют ждать, и Малыш ждал….

— Пойдём домой, Малыш, пойдём, — погладил Сергей Петрович пса по голове, — её уже не вернешь, как бы мы с тобой оба этого не хотели.

Беспородный пёс по кличке Малыш поднял голову и внимательно посмотрел в глаза своему хозяину. Он всё понимал: что его любимая хозяйка умерла, что, сколько бы он не стоял у могильной плиты, она никогда уже не вернётся и не потреплет его за уши, не протянет украдкой под столом печенье, которое Малыш очень любил, но хозяин запрещал категорически.

Все фотографии взяты из открытых источников интернета

Пёс тяжело вздохнул, и они пошли к троллейбусной остановке.

Идти было долго, но им не к кому было торопиться. Поэтому мужчина с собакой шли не спеша, оба вспоминали ту, которую любили больше всего на свете.

***

Сергей Петрович прожил со своей Машенькой (так он всегда называл жену) сорок восемь лет. Хорошо жили, ладно. Вот только не дал им Бог детишек.

— Знать, не судьба, — говорила Мария, — наверное, не достойны мы с тобой, вот и не доверили нам там, на небесах, детей растить.

Именно поэтому Машенька и отказалась усыновить какую-либо сироту из детдома, хотя он был не против, но уговаривать не стал. Ни к чему это, если у человека к чужим детям душа не лежит. Сначала они ещё надеялись, а потом… Потом Маша принесла домой маленького бездомного пёсика. Ральф, так звали их первого питомца, который заменил им ребёнка. Когда Ральф умер от старости, они долго плакали и решили, что больше собак заводить не будут, слишком больно их терять. А через два года Машенька принесла крохотного котёнка.

— Коты долго живут, — улыбалась она тогда, — так что Пушок вполне даже может нас пережить.

Двадцать счастливых лет прожили они с Пушком, но, увы, хоть коты и живут дольше собак, но гораздо меньше человека.

Горько им было снова хоронить своего «ребёнка», Машенька тогда тяжело заболела. Наверное, эта утрата и подкосила здоровье уже далеко не молодой женщины. Он предлагал взять другого котёнка, но Машенька категорически была против.

— Мы уже старые, самим скоро помирать, что ж сиротить животинку. Нет, Серёжа, больше никаких животных, будем с тобой вдвоём век доживать.

И он снова был с ней согласен. Он очень любил свою Машеньку.

Прошло два года.

Как-то они гуляли в парке и подошли к киоску с мороженным. Он вручил Машеньке её любимый пломбир, и они собирались пойти в сторону фонтана, как вдруг, услышали какую-то возню за киоском. Обойдя сооружение, оба замерли на месте: маленький худющий щенок жевал обёртку от мороженного. Он был настолько худой, что голова казалась непропорционально большой в сравнении с тельцем. Увидев людей, пёсик оставил обёртку и посмотрел на Сергея с Машей каким-то вопросительно-укоряющим взглядом.

— Серёжа, обещай мне, — горячо зашептала Маша, сильно сжав руку мужа, — обещай, что ты проживёшь ещё минимум десять лет!

Тогда он буквально опешил от её слов, но Машенька так на него смотрела, как будто от этого зависела вся их дальнейшая жизнь, и, не задумываясь, он произнёс:

— Обещаю!

Тогда она улыбнулась, подняла это мохнатое «недоразумение» и прижала к груди. Так у них появился Малыш.

***

Сергей Петрович тяжело вздохнул и посмотрел на Малыша. Пёс тут же вскинул голову и уставился в глаза своего хозяина, как будто прочёл все его мысли, как будто говорил: «Да, да, именно так всё и было».

Они прожили все вместе ещё пять счастливых лет, наполненных живой мохнатой радостью по кличке Малыш, а три месяца назад его Машеньки вдруг не стало…

Сергей Петрович невольно издал звук, похожий на тихий стон, и Малыш тут же жалобно завыл.

— Осиротели мы с тобой, Малыш, — сказал Сергей Петрович.

— Ау-ау-а-а-ууууу! – подхватил пёс.

Они часто ходили на могилку к Марии, потому что не могли по-другому.

Вот и конечная остановка троллейбуса. Сергей Петрович присел на лавку. В груди появилась какая-то тянущая боль, не сильная, но неприятная. «Поскорее бы добраться домой, чая сладкого выпить, сразу легче станет», — подумал он, автоматически потирая левую сторону груди. Малыш не сидел, как обычно, рядом, а с беспокойством наматывал вокруг лавочки круги, периодически тянулся носом к лицу хозяина и поскуливал.

— Нормально, Малыш, нормально. Вот и троллейбус, пойдём.

Они сели в троллейбус, ехать надо было минут сорок, а боль всё нарастала. Малыш всё плотнее зарывал свою голову хозяину в колени.

— Ну-ну, Малыш, ничего… уже полдороги проехали…

Внезапно боль резко усилилась, стало трудно дышать, перед глазами — темнота, Сергей Петрович потерял сознание. И тут же громко и отчаянно залаял Малыш. Немногочисленные пассажиры троллейбуса обернулись.

— Мужчине плохо!

Троллейбус остановился, люди хлопотали вокруг его хозяина в ожидании скорой помощи, Малыш больше не лаял, он тихонько сидел рядом, просительно заглядывая чужим людям в глаза:

— Помогите, помогите, — молча кричал его взгляд.

Его хозяина погрузили в машину, пёс уже видел такую и знал, что туда его не пустят. Машина рванула вперёд, в том направлении, что и троллейбус, поэтому Малыш поспешил вернуться в салон. Он думал, что троллейбус будет всё время следовать за машиной с хозяином. Люди гладили его по голове, жалели, кто-то сказал кондуктору:

— Не выгоняйте собаку, она, наверное, знает дорогу домой, я часто видела их на этом маршруте.

И его оставили.

Когда троллейбус, сделав круг, вновь подъехал к конечной остановке возле кладбища, пёс вышел. Он стоял на остановке никого и ничего не замечая вокруг, его морда была повёрнута в направлении больницы, в которой сейчас врачи боролись за жизнь его хозяина, а его глаза, казалось, смотрели не на окружающую обстановку, а куда-то внутрь чего-то такого, о чём не догадывается ни один человек.

А Малыш в это время вёл свою отчаянную борьбу за жизнь любимого хозяина, он чувствовал, что врачи сами не справятся. А ещё через некоторое время пёс понял, что его внутренней силы недостаточно и тогда… Тогда он побежал к той единственной, которая хоть и лежит под каменной плитой, но всё ещё может помочь.

С развитием цивилизации человечество утратило связь с природой, поэтому и не верит в передачу энергии и мыслей на расстоянии, не верит ни во что, что нельзя увидеть, потрогать, взвесить и измерить, но это не значит, что это «нечто» не существует. Если бы наши питомцы умели говорить на человеческом языке, они бы нам рассказали очень много интересного про это «нечто».

***

Сергей Петрович шёл по длинному тёмному коридору. Там, впереди, на зелёной траве, усыпанной цветами, стояла его Машенька, совсем молодая. Сергей Петрович очень спешил. Вот и конец темноты, он протянул к Машеньке руку, готовый сделать последний шаг и вдруг замер на месте. Маша смотрела на него сердито:

— Мне не нужен обманщик! Ты обещал мне прожить минимум десять лет! Прошло только пять! Ты хочешь предать нашего Малыша? Вернись назад!

Протянутая рука Сергея Петровича медленно опустилась, он не мог ослушаться и расстроить свою любимую Машеньку, поэтому развернулся и побрёл назад в темноту.

— Есть пульс, — выдохнул врач.

***

Прошёл месяц.

Сегодня Сергея Петровича выписывают из больницы. Чувствовал он себя хорошо, вот только одна мысль всё время не давала покоя – где Малыш, что с ним, жив ли, как его искать?

А Малыш за этот месяц стал в небольшом городке очень даже известной собакой. После того, как он со своей хозяйкой вырвали у Смерти Сергея Петровича, Малыш понял, что теперь ему надо просто подождать, когда его хозяин придёт за ним. А придёт он обязательно в то место, где они расстались в последний раз, то есть, в троллейбус. Поэтому пёс целыми днями катался в троллейбусах маршрута № 8, что идёт до кладбища. Людское «сарафанное радио» распространило эту историю довольно быстро, и Малыша никто не гнал прочь, а водители и кондуктора этого маршрута всегда подкармливали.

Собаки умеют ждать, и Малыш ждал.

***

Войдя в квартиру, Сергей Петрович тяжело вздохнул. Все цветы засохли, чувствовался неприятный запах, исходящий из мусорного ведра. Он запнулся о пустую собачью миску, которая со звоном перевернулась.

— Малыш, где же ты?! – в отчаянии выкрикнул Сергей Петрович.

А через секунду в одном из троллейбусов № 8 раздался громкий собачий лай.

— Я здесь, здесь, здесь, хозяин! – заливался Малыш.

На следующий день Сергей Петрович, расклеив по городу объявления о пропавшей собаке, уставший сидел целый день дома в ожидании телефонного звонка. Но телефон молчал, и расстроенный мужчина улёгся на кровать, натянув на голову одеяло. «Зачем выжил? Для кого?» — вертелись горькие мысли.

Эх, Сергей Петрович, Сергей Петрович! Кто же читает объявления на столбах в век интернета? А местный городской форум уже буквально «взрывался», рассказывая о собаке, которая месяц катается в троллейбусе. Но у Сергея Петровича не было компьютера, не было интернета, им с Машенькой это было без надобности.

На следующий день Сергей Петрович решил поехать на кладбище, чтобы рассказать всё своей Машеньке, хоть и горько ему было сообщать о пропаже Малыша, но так было надо. Кому? Да, в первую очередь, ему самому, потому что никогда у них с Машей не было недомолвок.

Понуро сидя в троллейбусе, Сергей Петрович вдруг услышал обрывок разговора двух пожилых женщин:

— … я всегда с собой пакетик корма беру, как еду, вдруг встретится, покормлю. Жалко.

— И не говори, бедный пёс, сколько он уже ездит. Хотела к себе забрать, не идёт.

— А чего ж он к тебе пойдёт? Он хозяина ждёт.

— Сколько времени прошло, может, и помер уж его хозяин. Точно помер, иначе давно б уже пса нашёл, вон, внуки говорят, что весь интернет пишет про эту собаку.

— Ну, если и помер хозяин, то пёс-то об этом не знает, он ждёт. Смотрела фильм «Хатико»?

— Простите, уважаемые, — вмешался в разговор Сергей Петрович, боясь поверить в услышанное, — вы о какой собаке говорите?

— Как о какой? Вы что приезжий? Месяц назад мужчине в троллейбусе стало плохо, его скорая увезла, а его собака с тех пор по этому маршруту и катается, ждёт. Только помер-то её хозяин…

— Не помер, — сквозь слёзы прошептал Сергей Петрович, — я – хозяин, только из больницы…

В это время по встречной полосе тормозил на остановке другой троллейбус № 8, в котором ехал Малыш, прижавшись носом к окну.

— Да вот же, вот эта собака! – закричала одна из женщин. – Стой, останови, люди, хозяин собаки нашёлся!

Народ возбуждённо зашумел, водитель останавливал троллейбус, а кондукторша уже кричала в телефон:

— Коля, стой, не отъезжай, у тебя в салоне собака, а у нас – её хозяин нашёлся!!!

Люди из двух троллейбусов высыпали на дорогу, перекрыв движение транспорта, водители машин, начали было ругаться, но тут же притихли и сами вышли наружу. А посреди дороги сидел на асфальте Сергей Петрович и обнимал, обхватившего его за шею Малыша.

До конца недели весь небольшой городок гудел, люди передавали из уст в уста, звонили по телефону, писали в соцсетях: «Пёс дождался своего хозяина! Два любящих сердца воссоединились!»

И было в этом кратковременном всеобщем радостном объединении, что-то давно забытое, чувство какого-то всеобщего счастья, утраченное в современном обществе, где каждый только сам за себя.

 

Виктория Талимончук

 

Домовой