Собачья преданность. Руслан.

Небольшое торговое судно под командой капитана Сибирина возвращалось из рейса. Людмила Васильевна, стоя на самом краю пристани, приветливо махала платком. С зловещим шипением разбивались волны о цемент причала, бросая серебристые брызги прямо ей в лицо, и не понять было, сбегают это с лица капли морской воды или слезы радости. Тридцать лет встречает и провожает она мужа с этой самой пристани и каждый раз испытывает такое волнение, точно все происходит впервые.
У капитана Сибирина был обычай вручать подарок здесь же, на пристани. В зависимости от рейса, он привозил то испанский веер, то необычной формы раковину, то статуэтку. На этот раз подарок мужа был настолько необычен, что Людмила Васильевна даже растерялась. Зато сам «подарок» удивительно спокойно почувствовал себя, попав в женские руки. Он сейчас же уткнул влажный нос под мышку, деловито зачмокал и от удивления завилял хвостом, чем и покорил раз и навсегда сердце Людмилы Васильевны.

Собачья преданность. Руслан.

Вскоре капитан ушел в очередной рейс и не вернулся. Прошло несколько лет. Из забавного неуклюжего щенка Руслан превратился в великолепного пса. Как-то сразу осунулась и стала маленькой сухонькой старушкой вдова капитана Сибирина.

Руслан и бабушка Люся были неразлучны. Сенбернары всегда славились сообразительностью, но эта собака была умна необыкновенно. Руслан сам ходил на рынок за антрацитом. Его посылали с запиской к знакомым. С ним можно было говорить, как с человеком.

Шел 1921 год. Это был тяжелый голодный год. Рынки пустовали. Многие жили на мизерный паек, а Людмила Васильевна и того не имела. Соседи делились с ней чем могли. А Руслан? Ему давали обмывки с тарелок, чуть-чуть добавляя туда какой-нибудь кашицы. По существу, он питался одной водой. Было как-то неловко перед ним, но что можно было сделать?

Собачья преданность. Руслан.

В один из дней Руслан с утра исчез. Его ждали час, два, наступил полдень. Людмила Васильевна не находила себе места. Руслан не из тех собак, которые могут забежать в чужую подворотню или просто шататься по улицам. Раз он не пришел домой, значит с ним что-то случилось…

Скрип лебедок, громыхание якорных цепей, гудки пароходов, людской говор наполнили порт. Только военные корабли стояли на рейде в суровой задумчивости. У одного из причалов моряки грузили на большую баржу тару. Сюда беспрерывно подходили подводы, груженные мешками, рогожами. Несколько моряков сортировали их, связывая десятками, двое записывали, а остальные таскали тюки в трюм баржи. Руслан напряженно наблюдал за работой.

Собачья преданность. Руслан.

Его умные глаза не пропускали ни одного движения рабочих. Но вот один из сортирующих отбросил связанную десятку немного дальше, чем следовало, и Руслан решился. В одно мгновение он схватил вязанку и понес.
— Стой, собачья морда! Ты Куда!?

Но Руслан неторопливо нес связку за грузившими. Так же как и они, поднялся по трапу, подошел к трюму и только тогда разомкнул пасть. Все это было так необыкновенно, что моряки на некоторое время прервали работу, наблюдая, что же будет дальше. А Руслан вернулся за вторым десятком мешков и опять спокойно понес их на баржу.
— Братцы, глядите-ка, в нашем полку прибыло!
— Еще работничек нашелся. Вот это да! Вот это пес!

Руслан продолжал работу, ни на что не обращая внимания. Моряки, находившиеся в трюме, вылезли посмотреть на это диковинное явление.

Целый день Руслан был в центре внимания всех, кому приходилось побывать на пристани. В шесть часов вечера на причал въехала краснофлотская кухня. Вкусно запахло борщом. По свистку боцмана команда, взяв котелки, стала выстраиваться в очередь. В конце ее стал Руслан. Добряк повар, которому все прожужжали уши о том, как «пес сам определился на работу», нервничал, видя, как очередь подходит к концу и ему надо кормить собаку, а в чем? Ни миски, ни плошки. Не из поварешки же дать хлебать? Но вот глаза собаки и человека встретились, и судьба личного котелка была решена. Повар даже дополнительно положил в Русланову порцию две сахарные косточки.

Каково же было изумление повара, когда пес, вместо того чтобы наброситься на еду, бережно взял в пасть дужку котелка и медленно, стараясь не разлить его содержимое, пошел с пристани. Два матроса были сейчас же откомандированы ему вслед. Встречные прохожие расступались, подолгу провожая всю эту компанию взглядом. Миновав Графскую пристань и перейдя Екатерининскую улицу, пес повернул на Малую Офицерскую и исчез в дверях одноэтажного домика, крытого красной черепицей.

Людмила Васильевна, утомленная беспокойством, дремала в кресле, низко опустив голову. Но вот кто-то легонько ткнулся ей в колени. Она вздрогнула. Положив большую голову ей на колени и как-то виновато виляя хвостом, Руслан смотрел на нее преданным взглядом, всем своим видом стараясь показать, что он понимает, сколько огорчений он доставил ей своим долгим отсутствием. Перед ногами старушки стоял котелок с добротным краснофлотским борщом. Он был совсем еще горячий – из котелка поднимался пахучий парок.

— Что это, откуда!? Украл, да? Боже мой, что делать? Бесстыдник! – заметалась по комнате Людмила Васильевна. «Бесстыдник» стоял съежившись, поджав хвост, виновато отводя морду в сторону. Он понимал, что его ругают, что им недовольны, но как он мог сказать, что целый день честно работал за этот борщ и принес его, зная, что она голодна и беспомощна! И что он сам голоден и мечтает о сахарной косточке, что лежит на дне котелка.

А старушка продолжала негодовать. Неожиданно постучали в дверь. На пороге выросли две дюжие фигуры матросов с улыбающимися физиономиями.
О чем говорили молодые матросы с вдовой капитана Сибирина, осталось для нас тайной, так же как и разговор их с командиром корабля. Известно только, что на следующий день Руслан раньше команды явился на причал. Так же трудился. Так же вызывал изумление и восхищение окружающих. Весть о собаке-грузчике распространилась с быстротой молнии по всему Севастополю, и некоторые приходили даже с Корабельной стороны посмотреть на это чудо. А вечером, когда заканчивался трудовой день, один из матросов нес в домик на Малой Офицерской два котелка: один с большой костью, а другой – старательно прикрытый бумагой.

Так Руслан Сибирин, как значилось в ведомости, был принят на довольствие одного из военных кораблей.

pikabu.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Собачья преданность. Руслан.