Предатель: « – Тебе что собака дороже человека?»

— Я уже всё решил, мам! Не начинай снова. – Ванька упрямо смотрел в окно.

— Ты – просто предатель!

— Я?!! – Мальчик задохнулся от возмущения. – Это я предатель?!!

Он резко развернулся и выбежал из комнаты. Заперся у себя и, уткнувшись лицом в подушку, провалился в воспоминания.

Лето. Ваньке исполнилось восемь. На день рождения отец подарил ему классный трюковый велик, о котором мальчик мечтал. Ванька целыми днями гонял с ребятами во дворе и почти забыл, что у отца тоже скоро день рождения. Вернул его к реальности дед.

— Ванюшка, ты папе подарок приготовил уже?

— Нет. – Растерялся внук. – Деда, а что же я папе подарю?

— Ну, если ты не против, могу помочь. Вдвоём и сделаем.

Две недели Ваня и дед мастерили свой подарок – резную деревянную ключницу. Выпиливали, обжигали, шлифовали, прикручивали точеные блестящие крючочки. Ванюшка работал с дедом на равных. Даже на какое-то время забыл про новый велосипед.

В свой день рождения отец был очень уж какой-то загадочный и весёлый. С удовольствием принял поздравления, хвалил Ванин подарок. Обнял и расцеловал деда.

Мама подарила отцу какую-то особо модную рубашку и он, дурачась, шутил, что если бы у него не было такой замечательной жены, то в этой рубашке можно было бы даже жениться. На что мама шутливо огрела его полотенцем и сказала, что такого балбеса свет белый не видывал.

Когда уже сидели за праздничным столом на даче, отец неожиданно сказал:

— А теперь, дорогие мои, простите меня, но я тоже сделал себе подарок. Исполнил, так сказать, мечту детства. Сейчас.

Он торопливо направился к калитке, за которой остановилась машина. Вернулся с плетёной корзиной в руках. Ваня взглянул и ахнул: в корзинке мирно спал толстый черный щенок.

— Знакомьтесь, это Дайсон.

Мама, укоризненно глядя на отца, только и смогла произнести:

— Ну, Саш, ты даёшь!

Но отец улыбался такой счастливой детской улыбкой, так смешно морщил нос, глядя на щенка, что сердиться на него было невозможно. А Ванька так и вовсе был в полном восторге.

Впрочем, скоро Дайсона полюбили все. Маленький стаффорд рос не по дням, а по часам, и быстро превратился в мощного широкогрудого пса с удивительно спокойным, но оптимистичным характером.

Предатель: « – Тебе что собака дороже человека?»

Больше всего он, конечно, любил отца, словно поняв, что именно отец – самый главный и важный человек в его собачьей жизни. Любил он и других членов семьи. С Ванькой дурачился и играл в догонялки, с мамой лениво лежал у кухонного стола, пока та готовила, с дедом, когда приходили в гости, любил «посмотреть» телевизор.

Но за отца готов был в огонь и в воду, сопровождал его везде, где было можно, и однажды выручил из серьёзной беды.

Как-то вечером отец как всегда выгуливал Дайсона в старом парке рядом с домом. Вышли поздно, народа на дорожках уже не было, и отец, против обыкновения, спустил пса с поводка. Дайсон сразу же скрылся в ближайших кустах по своим неотложным собачьим делам. А отец неторопливо прогуливался по аллее, изредка посвистывая, чтобы собака не слишком отставала.

Он был занят своими мыслями и не заметил, как из темноты на дорожку шагнули двое.

— Ну что, — хрипло сказал один, — закурить у тебя просить или сразу денег?

— А у меня ни того, ни другого нет. – Миролюбиво ответил отец. – Не курю, капиталов не нажил.

— Хамишь что ли?

— Зачем, на вопрос ответил.

— Дядя, да ты борзый гляжу! – Один из парней приблизился, щёлкнул, вытолкнув лезвие, нож.

И тут из кустов на дорожку прямо перед парнями вывалился Дайсон. Чёрный, как смоль, широкогрудый и мощный, в свете луны он смотрелся впечатляюще. Парни невольно попятились.

— Ко мне!

Отец взял собаку на поводок и так же спокойно сказал:

— Идите, ребята, чтобы беды не случилось. Чего вам надо, того у меня всё равно нет, а собаку нервировать не советую.

— Если бы они знали, что наш Дайсон и мухи не обидит, — рассказывал он позже дома- то плохо бы мне пришлось.

Но Ваня был уверен: добродушный и спокойный Дайсон никогда не дал бы отца в обиду. В одном только пёс помочь не смог, когда отец неожиданно заболел. И так же быстро и неожиданно четыре года назад сгорел от лейкоза. Тогда Ваньке было двенадцать.

Теперь Дайсон не отходил от мальчика, как когда-то от его отца. Словно понял, что маленького хозяина надо оберегать, раз большой куда-то так неожиданно и надолго ушёл.

Ванька всхлипнул. Сейчас ему уже пятнадцать. Год назад мать познакомилась с Германом. Иван не возражал. Взрослый уже, понимает, что отца не вернуть. Герман – неплохой человек, к Ваньке относится хорошо.

Но месяца два назад, когда мужчина уже переехал к ним, выяснилось, что у него аллергия на собак. Вроде и не было особо, когда раньше заходил, а как стали жить все вместе, даже задыхаться начал. Мать расстроилась, начала уговаривать сына отдать кому-нибудь Дайсона.

Ванька поверить не мог, но сцепив зубы, честно обошёл всех друзей, пытаясь найти псу настоящую семью. Хотя, когда смотрел на собаку, слёзы на глаза наворачивались. Только никто оказался не готов взять на себя заботу о таком питомце, как Дайсон. Деду отвезти собаку тоже было нельзя. Слабый и больной пожилой человек уже не имел сил ухаживать за стаффордом.

— В приют не отдам! – Твёрдо заявил он сегодня после очередного разговора. – Дайсону там нельзя! Он наш!

— Вань, но Герман теперь тоже наш. Он наша семья. – Мать едва сдерживала слёзы. – Тебе что собака дороже человека? Дороже меня? Дороже Германа?

— Мам, не обижайся. Дороже Германа, да. Дайсон- моя семья. Моя, твоя и папина. – Тут Ванька запнулся и едва не заревел от отчаяния. – Мам, давай мы к деду жить уйдём. Мы ему там не мешаем. И вам… не будем.

— А мне что теперь на два дома разорваться, Вань? Мне работать надо. А теперь ещё и в разные концы города мотаться, чтобы хозяйство вести?

Ванька посмотрел на висящую в коридоре ключницу, на которой болтался поводок Дайсона и, упрямо стиснув зубы, сказал, что он всё решил.

Вот тогда мать и назвала его предателем.

— Лидуша, — говорил вечером по телефону дед – в самом деле, пусть Ванюшка у меня живёт. В школе у них дистанционка пока, через весь город мотаться не надо. С хозяйством мы справимся, не впервой. Да и мне легче с помощником.

— И правда, Лид,- поддержал Герман – что ты парня душишь. Он взрослый, деду поможет. Да и с собакой разлучаться не надо. Отпусти ты его.

Читайте также
Мне мой кот дороже, чем твой внук
Да, это сказала я. Не кривя душой. Моей хорошей приятельнице. Сколько хотите осуждайте, но я сказала правду. От моего кота мне одна радость и приятные эмоции, а от её внука одни неприятности и…

 

…Весело щелкнул в замке ключ. В узкий дедов коридор, сопя, ввалился Дайсон. За ним раскрасневшийся Ванька с большой спортивной сумкой.

— Всё, дед, уломали маму! Герман помог! Теперь у тебя жить будем!

Дайсон согласно фыркнул и протопал на своё всегдашнее место поближе к телевизору.

*********

«Чем больше я узнаю людей, тем больше мне нравятся собаки» : кого выберете вы?

 Йошкин Дом

 

Домовой