Пока хозяева спали, Виктор погрузил в машину их собаку и увез в другую область. Через несколько месяцев пес вернулся домой…

Людская подлость порой не знает границ. И ведь знают некоторые, как ударить побольнее. Да так, что и дыхание перехватит. И свет померкнет. Потому что отнимают самое дорогое, родное. Как в случае с Петром Яковлевичем.
Вообще-то все началось с того, что возвращаясь с деловой встречи, он увидел на дороге что-то темное. Вышел из машины. Щенок. Пушистый, свернулся клубочком, весь в инее. Почти не дышал. Снял куртку, завернул, повез в ветклинику. Выходили щеночка. Петр Яковлевич принес его домой. И вопросительно застыл на пороге. У его жены, Яны, была аллергия на животных. Поэтому они их никогда в доме не держали.

— Пристроить бы куда. Не могу я его оставить, пропадет же, — мужчина посмотрел на жену.

— Оставим себе. Если что — лекарство выпью. Ой, какой хорошенький. Пушистый растрепыш! Растрепка-Степка! — улыбнулась жена.

Так щенок получил имя. Детей у супругов не было, поэтому всю нерастраченную любовь они отдали собаке. Пес был чудным. Добрым, веселым, всецело обожающим хозяев. На лето все вместе уезжали на дачу. Ивот удивительное дело — у Яны аллергия прошла. Словно и не было ее.

Так прошли три беззаботных года. А потом у Петра Яковлевича случились неприятности с партнером. К счастью, благодаря вмешательству тестя, все удалось уладить. Но видеть того самого Виктора, который его предал, желания не было.

— На глаза мне больше не попадайся. И скажи «спасибо», что еще легко отделался! Я же тебя как брата любил. Как ты мог? — сказал Петр Яковлевич.

Виктор сощурил свои миндалевидные глаза и лениво протянул:

— Речи толкаешь. Ну-ну. Смотри, Петя, пожалеешь. Я ведь могу тебя заставить заплакать. И очень сильно!

— Не пугай! Ишь, выискался храбрец. Все! — и Петр Яковлевич отвернувшись, ушел.

В тот вечер они привычно посмотрели телевизор и уснули. А когда проснулись, не нашли Степку.

— Степа! Степочка! Где ты? Вы собаку не видели? Хвостик еще такой лохматенький! — металась по улицам Яна.

Они не могли понять, как Степка выбрался из-за высокого забора, калитка была закрыта. Да и вечером он был с ними в доме, спал всегда на веранде на диванчике.

Поиски ничего не дали. Собака просто исчезла. От горя Петр Яковлевич даже поседел. А однажды вечером раздался телефонный звонок. Он узнал Виктора, голос у того заплетался.

— Ну что, Петенька? Как настроение? Плачешь, поди? По собачке-то своей. А я тебе говорил, что ты будешь плакать! Больно? Не надо было тебе со мной связываться, — прокричал Виктор.

— Где… Где он? Где? Витя, слышишь. Не бросай трубку, отдай собаку, Витя, — прошептал Петр Яковлевич, чувствуя, как похолодело внутри.

Подбежала жена. Вырвала у него телефон, заплакала.

— Витя! Не бери грех на душу. Что ты с ним сделал? Мы заплатим, Витя, пожалуйста. В нем же вся наша жизнь! Витя! — захлебываясь от рыданий, говорила Яна.

— А пусть твой муженек на колени встанет. Прямо сейчас. И прощения у меня попросит. Тогда скажу, где собака, — икнул бывший партнер мужа.

Петр Яковлевич встал на колени. И попросил прощения. И долго терпел пьяные издевательства по скайпу. Он видел умоляющие глаза жены. А еще фото на стене. С которого, махая хвостиком, смотрел его любимый пес.

— Короче… Ладно, спасибо тебе. За удовольствие. Увез я его в другую область. Там отдал в свой дом. Только собака ваша сбежала. Высунула морду и унеслась куда-то. Плохо вы его воспитали. Больно добрый. Я когда к вам ночью заходил, он выбежал, давай прыгать счастливо возле меня. А ключ-то от вашей дачи у меня был. Озаботился, стащил один. Ну а теперь плачь, Петя. Долго ты еще будешь плакать! И не докажешь ничего, как не пытайся. У меня на тот вечер если что, алиби состряпано. Свидетели есть, подтвердят, что я с ними был. Бывай! — И Виктор отключился.

Супруги не спали в эту ночь. И в следующие практически тоже. Знакомые советовали взять другую собаку. Но Петр Яковлевич лишь отмахивался. Его сердце было отдано Степушке. Ласковому, доверчивому, который из-за него и пострадал.

Шли месяцы. Однажды Петр Яковлевич возвращался из командировки. Он ехал медленно. Вспоминая, как где-то на этом участке и нашел впервые Степушку. А потом заметил какое-то движение у обочины. Там ползла собака. Лил дождь. Мужчина выбежал из машины, чтобы помочь. Наклонился. Худая, грязная, бок раненый. И тут собака начала вилять хвостиком. Петр Яковлевич приподнял мордочку. Оттуда на него смотрели Степкины глаза.

— Родной ты мой. Милый. Как же это? Степочка. Ты прости меня, прости, что я на тебя беду накликал. Степочка. Больно, да? Мы сейчас с тобой поедем в больничку. Там вылечат тебя, Степа! — плакал хозяин.

А собака прерывисто дышала. Из больших глаз катились капли.

— Степочка! Ты только живи! Слышишь, живи! — кричал Петр Яковлевич.

Проезжающие мимо наблюдали, как мужчина в дорогом костюме стоял на коленях, прижимая к себе собаку и покачивая ее…

Степочку спасли. Радости хозяев не было предела. Они называют это чудом. Изможденный, больной пес смог дойти до города, где жили те, кого он так любил. Петр Яковлевич поклялся Виктору темную устроить. Да только найти его не мог. А потом узнал, что тот, выйдя однажды из кафе, уснул на снегу да ноги отморозил, пришлось отнять.

Степочке многое пришлось пережить. Но он не утратил доброты и веры в людей.

Пока хозяева спали, Виктор погрузил в машину их собаку и увез в другую область. Через несколько месяцев пес вернулся домой...

А Степочка по характеру не изменился. Все также любит людей. Такой же добрый. Нет в нем ни злобы, ни недоверия. Но очень боится оставаться один. Поэтому Яна даже с работы ушла, чтобы собаке стресс не создавать. И лишних людей в дом не зовут. Берегут свой очаг и свою собаку. Им пришлось многое пережить…

Татьяна Пахоменко

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Пока хозяева спали, Виктор погрузил в машину их собаку и увез в другую область. Через несколько месяцев пес вернулся домой…