Пес поднял на бесновавшегося Сергея тяжелый взгляд не суливший ничего хорошего, и в это же мгновение воцарилось молчание

Сколько уж лет прошло с тех пор как мое бесшабашное детство ушло в далекие дали, улыбнувшись на прощание и помахав рукой, а в памяти живет образ прекрасного пса Гранита, смелости и душевности которого можно было только завидовать.

Гранит был из породы кавказских овчарок, — большой, сильный, неизменно спокойный. От этого вельможного господина, веяло особым благородством, и рыцарским духом крестоносца идущего навстречу опасностям во имя великой идеи.

Я был тогда еще совсем мальчишкой, — озорным непоседой, и задирой умудрявшимся что ни день, попасть в какую-нибудь историю после чего мне конечно крепко попадало от родителей. Конечно, теперь с высоты прожитых лет, я понимаю что для мальчишки стремящегося познать этот огромный яркий мир, упорно искать приключения и неприятности на свою голову, — это вполне нормально. Сидя в уюте и тепле, когда на улице хлещет холодный дождь и ветер носится как сумасшедший, никогда не сделаешь открытий, не станешь первооткрывателем и первопроходцем. Таково детство со всеми его прелестями и чудесами.

И в этом детстве жил Гранит, ставший для меня примером и образцом уверенности, спокойной силы и чуткости. Этот пес никогда не рычал, не скалился и не лаял без умолку. Псу, олицетворявшему собой мощь и олимпийское спокойствие, достаточно было пристально посмотреть на человека, чтобы тот почувствовал к нему уважение. Гранит жил в доме у моего дяди, и любимой привычкой пса было лежать на крыльце и опустив голову на крупные лапы, смотреть куда-то вдаль, думая о чем-то своем.

Пес поднял на бесновавшегося Сергея тяжелый взгляд не суливший ничего хорошего, и в это же мгновение воцарилось молчание

Однажды мне пришлось стать свидетелем дикой сцены в нашем дворе. Сергей, сын тети Клавы, — престарелой, тихой, забитой женщины, в очередной раз напился до одурения и стоя посреди двора, едва удерживаясь на ногах чтобы не свалиться кулем на землю, орал во весь голос оскорбляя и унижая ее перепуганную до смерти. Тетя Клава тихо плакала утирая ладонью слезы, прятала глаза не зная куда деться от стыда и позора.

-Я тебя ненавижу…слышишь меня старая дура! Я не-на-вижу тебя-я. Ты ничтожество! Ты мне не…мать! — закатывался в пьяном угаре Сережка, сидевший на шее матери, отбиравший у нее крошечную пенсию для того чтобы в очередной раз налакаться водки со своей косоглазой, горластой сожительницей.

Жители двора, пытались его урезонить, уговаривали, увещевали, и даже пару раз отвесили ему увесистых тумаков. Но все было тщетно, — доведший себя до крайности алкоголик, истерил словно полоумный доводя себя до бешенства.

Гранит подошел к нему степенно и спокойно. Большой пес, медленно ступая лапами, подошел и остановился. Он поднял на бесновавшегося Сергея тяжелый взгляд не суливший ничего хорошего, и в это же мгновение во дворе воцарилось молчание.

Пес поднял на бесновавшегося Сергея тяжелый взгляд не суливший ничего хорошего, и в это же мгновение воцарилось молчание

В тишине, были слышны лишь всхлипы тети Клавы, плакавшей в платочек, да учащенное дыхание ее непутевого сына в момент закрывшего рот, изрыгавший непотребную брань. Гранит не сводил глаз с молчавшего Сергея, и я внезапно с ужасом осознал, что в этих магических глазах кроется страшная опасность. Сергей молчал, быстро протрезвев, ощущая угрозу исходившую от Гранита. Еще одно мгновение, неверное движение, вскрик, вопль, — и все для него закончится самым худшим образом. Пес дал ему понять, что сейчас жизнь его висит на волоске. Сергей ощущая дикий страх, попятился назад, и юркнул в темноту подъезда. А Гранит…Он подошел к тете Клаве, и лизнув ее руку…улыбнулся, по своему, по собачьи…

Столько лет прошло. Нет уже давно ни тети Клавы, ни Гранита. Но в трудные моменты своей жизни, я вспоминаю великое благородство и духовность этого прекрасного пса, умевшего быть сильным и мужественным, и спокойным, несмотря ни на что.

Георгий АСИН

………..

Вам не приходило в голову, что животные — наши заложники, причем даже не с рождения, а с зачатия? Мы можем загадить океаны, сжечь тайгу, погубив миллионы жизней животных, птиц, рыб, и ничего нам за это не будет, верно? С предлагаемым Вами «широким подходом» можно оправдать и меховую индустрию, и тестирование на животных косметики, и другое откровенно живодерство… Но конец бывает у всего — так жизнь устроена. И про конец человеческой жизни имеется четкое предупреждение: «КОМУ БОЛЬШЕ ДАНО, С ТОГО БОЛЬШЕ И СПРОСИТСЯ».

Книга Судеб

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Пес поднял на бесновавшегося Сергея тяжелый взгляд не суливший ничего хорошего, и в это же мгновение воцарилось молчание