Некоторые кошки — такие… бабы…

Знаете, бывают такие кошки-бабы.

Некоторые кошки - такие... бабы...

Эля

Еще вчера она была как тростиночка тонкая и звонкая, читала про любовь и какала исключительно розами. А потом глядь — стоит в леопардовых лосинах 58 размера, и орет голосом Аллегровой:
— Еще ложи, не жопься! Я те чё сказала, Гитлера кусок?!

Некоторые кошки — такие… бабы

Некоторые кошки - такие... бабы...

Я прозевала тот решающий момент, когда моя Золушка превратилась в тыкву. Сегодня она пришла с утра, и выкатила мне претензию, что полоски на шкуре ей жмут, и я не мать, а ехидна. И начала меня пилить — вот именно пилить, брехливо, сварливо, как базарная баба.

Я слегка подофигела от такого расклада:
— Давно ли ты, моя милая, за корочку кланялась и руки целовала?
— Я? На себя посмотри — за корочку пашешь. Срамотища!

И пошла, подвывая:
— У всех мамки, как мамки… Одной мне фуфло попалось! Вот я добрая, но несчастливая, вечно мне не везет. Сволочам всяким везет, а мне шиш! Кукиш… Вон, в интернетах котиньки живут интересной жизнью, фуагру всякую жрут, как не в себя и не толстеют! А я живу с бегемотами, и сама уже как бегемот…

Некоторые кошки - такие... бабы...

— Да тебе до бегемота, как до Китая раком! — Монюня соскакивает с кровати и в ярости несется за Элькой, — я тебе сейчас покажу, как Родину любить! Будет тебе и шиш и кукиш!

Короткий, гневный вопль, и Эля летит прятаться за мамкой. Я ее выпихиваю:
— Я не мать, а ехидна. Иди сама разбирайся.
— Ну мамочка, ну миленькая… Я пошутила, ну что пошутить нельзя уже. Какие вы тут все без чувства юмора…

И ластится, прижимается, в глаза заглядывает: мур-мур-мур-мур-мур… люблю нимагу!
ф
Вот такое сокровище. Некоторые кошки — такие… бабы

Домовой