Небеса подождут: посвящается моему героическому четвероногому другу Марику и его замечательной хозяйке…

Небо, знает и не знает,
Где тебя искать, где тебя искать, в дымке неземной.
В небо, птица улетает, следом за тобой,
Следом за тобой, следом за тобой.
(Л.Успенская)

   Посвящается моему  героическому  четвероногому другу Марику и его замечательной  хозяйке

Серая, старая, и очень умная, ворона, нахохлившись,  недовольно наблюдала  за беспокойным соседом.   Внизу, под деревом, плакал  замерзший, голодный щенок. Всё пищит, и пищит, спать не дает — надоел.   И все же    ворона чувствовала  странное смятение, малыш своей беспомощностью напоминал ей собственных птенцов.
—  Что, Пискля? – каркнула  птица. – Есть   хочешь?
— Я потерял маму, — пискнул  щенок, –  здесь  очень страшно, холодно…

Его дрожащая, поникшая фигурка     вызывала  чувство жалости.  Неожиданно для себя, всегда   жадная  ворона   бросила  малышу  хлебную горбушку с  помойки: – Ешь!  Еда согреет   немного, но, до утра,  боюсь, ты  все равно не дотянешь.   Если  ночь  будет  морозной —    попадешь на Небо!  Не  бойся!  Наш  Дом   прекрасен!

С сухой горбушкой, маленькому щенку  справиться было  сложно –  ему  досталось лишь немного крошек, и малыш свернулся клубком под деревом. Плакать больше не было сил.

Город уснул.  Из-за туч  показалась  яркая Луна,   крепкий мороз    сковал лужи льдом,  и  пёсик   увидел своей последний предсмертный сон…
Где-то  там,  в голубой вышине,    он  нежился   на мягких, кудрявых  облачках, похожих на  пуховые подушки.

Ласковые лучи солнца  щекотали   ресницы,   свежий ветерок  нежно  причесывал   шкурку,   теплый дождик  умывал   сонную мордочку …

Вместе с другими  щенками,  котятами,   он  купался   в солнечных лучах,   летал   в потоках теплого воздуха,  ощущая  бесконечную свободу,  нежность, любовь  и  абсолютное счастье!

Небеса подождут: посвящается моему героическому четвероногому другу Марику и его замечательной хозяйке...
А когда   на  небосводе  зажигались яркие  звездочки,   уставшие малыши, укрывшись  облачными одеялами,  засыпали под космические колыбельные…
Но однажды,   приходило   время,   когда   с сияющих Небес,   на своих широких крыльях,  спящими,   Ангелы  спускали   их  на бренную  Землю…

Облачко, на котором   спустился  пёсик, превратилось в небольшой,  подтаявший  сугроб.  Март.  Ещё повсюду  лежал    снег, но уже  звенела   капель,  набухшие почки  деревьев издавали особый,  весенний  аромат, и от  предчувствия  небывалого счастья  кружилась голова.

Хлопнула дверь парадного, выскочила собака,  тащившая   на поводке  неповоротливого, сонного хозяина.
-Здравствуй,  друг! Как    дела? Ангелы о нас не забывают?– тявкнула  она  приветливо, помахав хвостиком. – Идем  на площадку —  бегать,  играть, хозяев выгуливать!

Весело  жить   на  Земле!  Сколько  новых  запахов, звуков,  друзей!   Весь день   резвился  щенок  на  собачьей площадке.  Вечером  его  четвероногие   приятели   гордо вели   хозяев домой,  а  он, уставший и  голодный,  устраивался  спать   рядом с киоском.    Ночевать  на жесткой земле  совсем  не то, что в облаках:  легких, пушистых, теплых,  как   мохнатый   бок  мамы,  где  уютно, комфортно, и  безопасно.   Мама …  символ  нежности, радости,  любви;   для многих  животных    – единственное   светлое, любящее   существо   во  всей  их  суровой, короткой  жизни.

Накрапывал мелкий дождь,  намокла шкурка,  тело  продрогло от ветра, и   пёс   понял   —  несмотря на обилие  хвостатых  приятелей,    ему очень  одиноко  в этом мире. Некому  о нем позаботиться, приласкать, накормить… Где она,  его  мама?

Засыпая,  вновь   почувствовал  её тепло,  и  жесткие  руки, выдернувшие   его  когда-то  из логова:

— Метис ярко выраженный! Продать не получится! Нужно избавиться!
И вот он уже  на улице,   беспомощный, плачущий.
Пёс  вздрагивает,  просыпается   —  наверное, тогда, с улицы,   он и  попал на Небо?
А потом   вернулся, чтобы  выполнить   миссию, назначенную  ему  Создателем.

Она  шла    по улице   с двумя собаками.  Светлая, добрая,  улыбающаяся…    И щенок кинулся навстречу  по  глубоким  весенним   лужам,  грязи, напролом!   Радостно   бросился   на грудь, ударив   мокрыми, длинными, толстыми лапами: —   Здравствуй!   Я  давно тебя жду!
—  Нельзя  прыгать  на людей, малыш!    —     её   ладонь  легла    псу на   голову  — нежная,   теплая, как луч  солнышка на Небе —  первая ласка  за долгое время , проведенное в разлуке с мамой.
– Какой же ты  высокий, голенастый,  совсем тощий… подросток. Тебе нужно  хорошо питаться,   мышцы наращивать  — будешь   отличным охранником!  Смешной   и неуклюжий —   настоящий …. Кандибобер!

Жаль, не могу тебя взять  — у меня уже есть собаки.  Но подумаю, как тебя пристроить!
Пытаясь ей ответить, пёсик   усиленно вертел хвостом, выражая   высшую   степень   своего    ликования. Он  ведь сразу  понял – она и есть тот человек,  ради которого  его  вернули на Землю!

Отныне,  пёс  будет   ненавязчиво сопровождать   свою   избранницу днем,  караулить    у  подъезда ночью.
Подружится с местными  дворовыми кошками,  птицами,  и даже встретит  ворону, когда-то   поделившуюся с ним куском хлеба…

—   Привет, Пискля!   Как  же  ты вырос!
За лето  пёс   действительно   превратился в  мощного,  широкогрудого красавца, и, пугая прохожих,   лаял    глухим,  низким   басом.

Наступала осень,  но было  ещё  тепло.  Жизненных трудностей  он пока не испытывал, но, даже если бы они  были,  преодолел бы все, без сомнения,   только бы  быть    рядом с  предметом своего обожания!

Она же безумно   боялась  за этого  нескладного  пса — подростка,  своими размерами  начинавшего  пугать    местных жителей.     Надо  срочно найти ему   хорошего   хозяина, дом, на худой  конец, объект,  где нужен   пёс-охранник.   Пусть ест  честно заработанный хлеб,  и  не болтается по улицам, ежеминутно подвергаясь смертельной опасности.

Добрые хозяева   нашлись, и    вскоре  Цыгана (так назвали   они  её  Кандибобера ) отвезли  на  постоянное  место жительства.  Камень с души  свалился:   малыша  устроила, можно и успокоиться.
Но  тоска не отпускала. Быть может, она  просто  прикипела   душой к   своему  четвероногому другу? Тревожась,    часто  звонила    его   хозяевам, чтобы в очередной раз убедиться:  пёсика  любят,  балуют  — « он спит на диване,  вместе со всеми  смотрит телевизор…»  Благодарила их за доброту, и  радовалась – счастливой оказалась  судьба бездомного!

Небеса подождут: посвящается моему героическому четвероногому другу Марику и его замечательной хозяйке...

Однако, действительность   была  совершенно  иной:  весь день  Цыган  скучал на цепи, «охраняя»  хозяйский  автосервис.  Никакой ласки, или   дружбы с кем-либо,   не было.

Мимо   сновали   люди с равнодушными лицами, практически    не  замечая его существования.  Те же,  кто  побаивался,  обходили  стороной, с гримасой брезгливости…

Дни за днями  катились  однообразно  и  бесцельно,   пёс безумно страдал от разлуки с любимым человеком, и   светлый мир   его  превратился в беспробудную ночь.  Скука,  тоска  смертная, и   бесконечные  железные  коробки на  колесах, пропахшие бензином…  Днем  он  дремал в будке,  прикрыв веки,   лениво  наблюдал за окружающими.

Когда   же   по  вечерам  ворота  сервиса   наглухо закрывались,   и  его   спускали с цепи (охраняй территорию!)   делал  подкопы. Сколько когтей переломал, ковыряя  разбитый  кое-где  асфальт!   Пара часов работы, и  пёс   на свободе! Можно  бежать! Но куда? Конечно же, к ней —  единственной, кому  не безразлична  его судьба.

Но …вокруг незнакомые здания, запахи —  всё чужое!  Побродив в окрестностях, покружив по улицам,    расстроенный  бедняга    возвращался  в свою будку,  на  цепь – и       тянулись однообразные  серые будни.

Все  его  попытки наладить  контакт с окружающими     оказывались неудачными.

Огромных размеров  пса  пугались,  кто-то даже называл  «свирепым ротваком».  От  ротвейлера, по мнению одного из сотрудников, он отличался  лишь  наличием длинного, некупированного,  хвоста.
— Не проблема, можно и отрубить!  У  нас в деревне всегда так делают.
Быть может, угроза  лишиться  части позвоночника  и  побудила пса    окончательно  покинуть  новый »дом».

Однажды,  среди ночи,  она  внезапно   очнулась  от   сна:  совсем маленький  Кандибобер   плакал,  скулил, просил помощи.    Сердце  защемило    от  предчувствия несчастья… Утром,  поговорив  с   хозяевами,    узнала  горькую   правду:  Цыган  все  это  время  жил   на цепи, а   несколько дней назад  убежал …
Где   искать – неизвестно, мог уйти далеко в любом направлении – Москва – то   большая…

Небеса подождут: посвящается моему героическому четвероногому другу Марику и его замечательной хозяйке...

Пёс  блуждал по городу уже вторую неделю, тщетно пытаясь в лабиринте московских улиц   найти    дорогу    к    самому  любимому  человеку на свете.
Зима в том году выдалась снежной, метельной.   Мороз заставлял  поджимать лапы,   спать   приходилось недолго, урывками —  голодные собаки в такую погоду быстро  замерзают   насмерть. Но   усталость всё же  брала своё,     наваливалась   тяжёлая  дрёма, и тогда   ему  грезились   мягкие облака — подушки, а  мерцающие  звезды,     убаюкивали  сладкой колыбельной.

– Не спи, Пискля! Замерзнешь! —    знакомое карканье заставило    очнуться.
–  Почему  ты  здесь, вдали от дома, если   обязан  быть рядом с ней?! –  ущипнула  его  ворона, чтобы окончательно  разбудить.
—  Разве не это было поручено тебе Небесами?
Я  заблудился,  —  пёс зевнул, потянулся,   —  быть может, важной  птице   известно, как    добраться до её  дома?
Ворона  тяжко  вздохнула, вспорхнула, покружила в небе, каркнула :  —   За мной, Пискля!
Мелькают дворы, светофоры, переходы, улицы   —  сквозь метель и вьюгу   бежит  четвероногий друг навстречу счастью.  Знакомый воздух, запахи, звуки… знакомый район, улица…    и   вот   уже   дом   вдали  виднеется …
Пёс резко останавливается,  замирает,  нюхает воздух, и… стремглав,  летит    вперед!

Она не теряла надежды найти  Кандибобера:  в интернете  поместила объявления – вдруг,  кто встретит  её  потерявшегося подопечного.   Уповая на чудо,  описывала   приметы местным «собачникам»,   и  постоянно  всматривалась  –  не мелькнет ли   где  знакомый силуэт!
Потерянно  трудилась по хозяйству – магазины, прачечная, ремонт обуви…     в мыслях  же  было одно  –   не попал ли пёс  под машину, не    повстречался ли  с  живодером?   Господи! Упаси  его  от встречи  с человеческой жестокостью!

— Женщина!  —  остановила  её    встречная бабуля,   —  у  вас  туфли   из сумки  выпали!   Смотрите, собака  ваша  подобрала —  несет   от   самой  мастерской!
— Мои собаки дома! —   чуть  было  не сорвалось  с  её с  губ,  но тут  она   увидела Цыгана!      Из    пасти  пса   торчали    летние босоножки, в приветствии   вертелся   хвост,  а морда, выражавшая  неземное блаженство,    светилась   от  счастья!  Он давно  уже  шел за ней следом!

Милый  мой, — обняла она собаку,-  как  же  ты  сумел разыскать  меня, преодолев  восемнадцать километров в этом суетливом, шумном  городе !?  Прости меня,  мой друг,  никому  я   тебя   больше   не отдам!
Пёс  прижался   к её ногам своим большим, тяжелым телом,  уткнулся   подбородком   в   ладони,   устало и облегченно закрыл глаза …

С тех пор прошло  три года.  Марик (несчастливое имя Цыган  было  решено  изменить) в  их общем  доме  стал   главным  охранником  и телохранителем. Он  окреп, возмужал, и  своим  видом   в железном наморднике,  ошейнике с  заклепками,    напоминал чем-то  боевых   собак  легионеров  Древнего Рима.  Будучи  когда-то   бездомным,  пёс приобрел богатый жизненный опыт, и теперь  его природное добродушие     на всех   не  распространялось.

Небеса подождут: посвящается моему героическому четвероногому другу Марику и его замечательной хозяйке...

Людей  добрых,   открытых   он  принимал  приветливо,  доверчиво  —  злобных  и   жестоких      чувствовал   издалека,   предупреждая  хозяйку  тихим рычанием. Удивительно, но агрессивность  у    потенциально опасных   людей,  как правило, сочеталась с трусостью —  Марик   прекрасно    чувствовал    выделяемый  адреналин,  замечал и   неприязненные взгляды.  Очевидно,  вид преданного  человеку   животного  вызывал   у них   комплекс  неполноценности,  на почве   осознания   собственной    неспособности     проявлять свойственные собакам  моральные качества, —   преданность, верность,  немеркантильную любовь, храбрость и готовность защищать  хозяина  до конца, несмотря на угрозу собственной жизни.

— Развели   псин,  гадят везде,  на людей бросаются, грызут,  твари! Убери собаку!  —   привязалась   к ним  однажды  визжащая,   психически неуравновешенная  особь мужского пола,  в попытке  спровоцировать скандал.
—     Куда   убрать?  В карман?  Правила  выгула   не нарушаем —  гуляем  на поводке,  в  наморднике, какие претензии?
–      Когда  пристрелю  тебя и  пса,  тогда  и  узнаешь о  моих  претензиях! – шипел    он   злобно   вслед.
Подобные угрозы  в нашей обыденной жизни   давно уже   не  редкость ,    люди   перестали    воспринимать  их   всерьез,   а зря —   приходит  время, и  маниакальные  идеи психопатов находят своё воплощение…

В тот день  на прогулку  они  вышли поздно.     Было  безлюдно, тихо, и тепло – весна вступала в свои права:  пахло распускающимися   растениями,  в кустах щебетали, заливались соловьи.
Из-за угла,   бесшумно,   вынырнула  тень,   устремившись   к    собачьей площадке —   спиной к её   ограде   стояла   женщина.   Липкий  пот   врага ( его  рука  в кармане  крепко сжимала  какой-то предмет)  пёс   учуял  издалека, рыкнул  предупредительно, но  хозяйка  не отреагировала —  беседовала   по  мобильному.

Приблизившись,   преступник   резко выбросил вперед руку  с пистолетом .   С отчаянным лаем  Марик    прыгнул   наперерез,  на сетку ограды,  и тут же   раздался  выстрел   —  мощным  ударом  его   отбросило на землю,  от страшной   боли,  казалось, взорвалась  голова.  Кровь  залила   глаза, ноздри,   горло,    стало невозможно дышать,  свет    померк,  и душа  собаки, вместе с  испуганными птицами,  устремилась  в  звездное, майское  небо…

Миссия выполнена.    Пора  домой.   Там, в    облаках   можно   уснуть   сладким  сном,  и никогда  больше   не   чувствовать боль…
—  Но ты же забыл о ней!   Ты не должен  был покидать её, Пискля!  Небеса  тебя  сюда  ещё не звали!

Пёс    вдруг   увидел перед собой  старую пернатую подругу:
— Ты же знаешь,   я    взрослый,   сильный,   не Пискля!
—   Для меня  ты  навеки   останешься   маленьким! Вернись,  немедленно!
—   Быть может,  ты  и есть    Бог?–  изумился     Марик, —  всегда спасавший    в трудную минуту…

—   Малыш, запомни!  Бог  —   там,   где  сострадание,  милосердие,   любовь  — ради   которой,  и    живут  все    его  создания  на  белом  свете! Сон  окончен, пора возвращаться,   тебя  очень  любят и  ждут!

—   Вашему герою, можно сказать,  повезло,- услышал    сквозь    дрему Марик .
—   Пуля прошла в сантиметре от мозга — челюсть повреждена, но, слава  Богу,  он  будет жить!
—    Благодарю Вас, доктор! Но  Марик  действительно   герой,  ведь  эта пуля могла быть моей…

Домой  ехали на такси.    Она   нежно обнимала   его  раненую   голову – боль  постепенно  стихала,  и   пёс  твердо   знал: впереди  у них   будет    счастливая,  долгая   жизнь.   Небеса подождут….

Автор: Ольга Черниенко
Небеса подождут: посвящается моему героическому четвероногому другу Марику и его замечательной хозяйке...
«Все мои рассказы, основаны на реальных событиях. В человеческом обществе животные не имеют прав, не могут рассказать о себе. Я пытаюсь сделать это за них.
О себе: Член Российского союза писателей. Лауреат премии»Наследие- 2016», номинант на премии «Писатель года — 2015», «Писатель года-2016», «Наследие-2017»

к списку статей

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Небеса подождут: посвящается моему героическому четвероногому другу Марику и его замечательной хозяйке…