Нафаня. Котёнок из подвала. Эта странная жизнь

Нафаня родился на улице. Нет, не так — безымянный котёнок появился на свет в подвале жилого дома. Счастливая мама вылизывала полосатое потомство, ничем не выделяя рыжего, словно летнее солнышко, малыша.

Золотой ребёнок подрастал среди братьев и сестёр, спал на тёплой трубе, научился карабкаться в окошко, где ласково светило солнце. Жизнь была прекрасна.

Нафаня. Котёнок из подвала. Эта странная жизнь
Котята разбегались по двору, мама-кошка ругала глупых детей. Поначалу они возвращались.

А потом пришла ночь, когда Нафаня остался один. Малыш не понял, почему так получилось. Юркнул в окошко подвала, взобрался на тёплую трубу и стал ждать.

Настало утро. Желудок урчал, требуя пищи. Но еды не было. Мама-кошка не принесла вкусных мышей.

Они шмыгали вокруг, Нафаня их слышал и даже увидел одну. Мышь бегала. Мышь носилась туда-сюда и становиться обедом не собиралась. Котёнок сжался в укрытии, чтобы не злить сумасшедшего зверя.

День тянулся и тянулся. Потом в окошке стало темно. Никто не вернулся.

Рыжик прокрался по трубе и вылез на улицу. И там на него налетело ужасное косматое чудище.

Малыш юркнул в ближайший куст, забился в середину, страшилище бегало вокруг, гавкало, щёлкало пастью, обламывало ветки. Котёнок шипел, рычал, отбивался лапами — и прогнал монстра.

Просидел в убежище, пока не начало светать. Место на тёплой трубе, которое пахло мамой, занял чужой кот. Нафаня пулей вылетел на улицу в родной куст.

Вкусный запах. Откуда-то потянуло едой. Нафаня поспешил за угол дома.

И уткнулся в спину незнакомой кошки. Мадам, не глядя, врезала по уху. Рыжик перевернулся в воздухе, шлёпнулся на лапы и ринулся к спасительному растению. Ветви куста сомкнулись над ним.

Позже Нафаня вылизал плошку с остатками пищи. Он нашёл еду.

И потихоньку рос. Пухлый малыш превратился в тощего рыжего юнца с торчащей во все стороны шерстью.

Научился пробираться мимо чужого кота на тёплой трубе. Подыскал и себе уголок в подвале. Оставил куст и лишний раз на улицу не высовывался.

Однажды поймал мышь. Сам не понял, каким образом. Только что бежала мимо и вдруг раз — уже трепыхалась в зубах. Получилось вкусно и сытно. В ту ночь Нафаня спал крепко в своём углу.

С тех пор вольница для грызунов закончилась. Бока рыжего кота округлились, шерсть улеглась ровными волнами.

По старой памяти хищник проведывал место на улице, где появлялась еда. Со злобной мадам не связывался, урок помнил. Пережидал в стороне, пока насытится.

Как-то раз решил отобедать мышью на солнышке. Заодно проследить, чтобы после «мадамы» никто к мисочке не сунулся. Шляются всякие.

Вкушал, не торопясь, жирный деликатес, а в стороне по тротуару шагали ноги:

— Ого! Смотри, какую мышь котяра поймал! —

— Ну и что? Обычное дело. —

— Обычное? Да у меня свекровь стонет в своём доме! Сколько перетаскали ей кошек — мыши живее всех живых! На супер-пупер приспособления вообще плевали! А этот вон — жрёт! —

Нафаня, который тогда был просто безымянным котом, лапами намывал морду после сытного перекуса.

Потом у него появилась персональная плошка и дурацкое прозвище «Кыс-кыс-кыс». Рыжий кот слышал хорошо, выходил не сразу. Подумаешь — сметанку принесли! Вкусную.

Сметанку приносили. Подсадили котейку на лакомство. Нафаня ловил себя на мысли, что ждёт, когда появятся благодетели. Крутился возле окошка, выглядывал наружу. Мышь в горло не лезла.

И попался на жадности, поплатился за гурманские замашки.

Сунули в душегубку, затащили в урчащего монстра, поволокли в края неведомые.

Рыжий кот бился, аки лев. Стенки переноски выгибались под напором разъярённого зверя, хищник орал и требовал свободы сей же час.

Испугались, выпустили. Нафаня не дурак, упёрся всеми четырьмя лапами, намертво раскорячил тело в тесной душегубке: «Подходи по одному, никого не пропущу, всем достанется!» —

А вокруг никого и не было. Трава колыхалась под ветром, солнышко грело.

Пустой двор и дикий кот в переноске возле крыльца.

Рыжий зверь под него и юркнул. Зыркал зелёными глазищами из темноты, жался в угол. Кошачья жизнь дорогого стоит!

Скрипнули доски, появилась плошка со сметанкой. Не на того напали! Стемнело. Шуганул мышь, которая принюхивалась к заветной посудине. Мышь?

Под утро не выдержал, позавтракал. И сметанкой, и наглым грызуном.

Двинулся исследовать территорию. Далеко от крыльца не отходил, чуть что — назад в укрытие. Так провёл два дня. Слышал шаги, голоса, регулярно появлялась плошка со сметанкой. Шмыгали непуганые мыши.

Еды хватало, кота никто не беспокоил. Отважился хищник выползти на солнышко, жмурился от яркого света.

Обошёл дом, крался вдоль стенки. Ничего не произошло. Даже конкурентов в округе не было. И опять под крыльцом стояла миска со сметанкой.

Незаметно для себя рыжий кот стал Нафаней. Научился откликаться на смешное прозвище.

А потом появилась у него самая настоящая хозяйка и собственное место на подушке. На которое не претендовал чужой кот. Его нигде не было видно, Нафаня проверил все закоулки.

Однажды к нему прикоснулась рука. Зверь вздрогнул и ощетинился. И неожиданно издал странный звук. Сам удивился — откуда? Горло неумело вибрировало и вдруг Нафаня понял, что всегда знал великое множество древних кошачьих песен, просто раньше некому было их напевать.

Нафаня. Котёнок из подвала. Эта странная жизнь
Спасибо, что дочитали!
к списку статей

четыре лапы влажный нос

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Нафаня. Котёнок из подвала. Эта странная жизнь