Над двором нависла зловещая тишина. Компания восьмилетних пацанов искала жертву….

Мальчишки, сбившись в компанию, сперва играли в футбол, а потом, когда им наскучило это занятие, перешли к более активным развлечениям. Достав рогатки из тайника в подвале, стреляли по банкам и бутылкам. После, кто-то предложил по птицам. Но очень быстро выяснилось, что птицы не без мозгов, и двор в мгновение ока опустел. Птицы разлетелись, оставив малолетних хулиганов в одиночестве.

Над двором нависла зловещая тишина. Компания восьмилетних пацанов искала жертву. И быстро её нашла. Большая серая кошка лежала на солнышке. К счастью, первый выпущенный из рогатки в её сторону камень ударился рядом.

Знакомая уже с привычками этих деток кошка мгновенно скрылась в разбитом окне подвала. И тогда малолетняя компания обнаружила то, что осталось от кошки. Малюсенький бело-серый котёнок замешкался, и не успел убежать вместе со своей мамой. Он теперь озирался по сторонам и отчаянно пищал, зовя её.

Один из мальчишек быстро подбежал к нему и, схватив, посадил на стол, стоявший посреди двора. Но выстрелить они не успели…

Девочка из параллельного класса ворвалась в их компанию как ураган. Она размахивала кулаком левой руки и пакетом с покупками из магазина, зажатым в правой. Мальчишки пытались сопротивляться, но удары сыпались, как из вентилятора, попадая по головам, лицам и плечам.

И вскоре…

Вскоре на поле боя остались два существа. Девочка, тяжело дышавшая и высматривающая котёнка. И, он. Так и не понявший, зачем его посадили на стол, где он и ползал. Котёнок тихонько и жалобно пищал. Девочка поправила на себе одежду и, успокоив дыхание, взяла малыша. Предстояло ещё одно сражение. Дома. С мамой. Девочка знала одно – котёнка она на улицу не отнесёт. Ни за что.

Но разговор не состоялся. Ровно через пять минут, когда мама с папой уже стояли в прихожей и придумывали, как им избавиться от котёнка, в дверь позвонили.

На пороге стояли разгневанные родители разогнанной компании. Тут же рядом мялись пацаны, прикрывая руками синяки и ссадины, полученные в неравной схватке. Крик на лестничной площадке стоял такой, что сбежались соседи со всех этажей. Лестницы и сама площадка заполнились людьми, пытавшимися понять, что тут происходит и кого ограбили, или того хуже…

Когда выяснилось, что одна девчонка восьми лет отдубасила пятерых пацанов, хохот пронёсся по соседям. Что ещё больше раззадорило родителей «пострадавших». А мальчишки уже всё поняли и норовили смыться куда угодно. Но попытка не прошла. Их взяли вместе с родителями в плотное кольцо, и соседи предложили им рассказать свою версию. По ней выходило, что драчливая девочка, ни с того ни с сего, стала на них нападать и бить. А они, как настоящие мужчины, не могли ей ответить. Поэтому-то и убежали.

Тишина воцарилась над лестничной клеткой. Все молча рассматривали девочку, державшую в руках маленького котёнка, и её родителей.

Над двором нависла зловещая тишина. Компания восьмилетних пацанов искала жертву....

И тут вперёд протолкался один из жильцов. Высокий, пожилой человек. Говорили, что он бывший военный и вышел под чистую в связи с ранением, где-то за рубежом. Женщины дома заглядывались на него и называли между собой – настоящий полковник.

Полковник вышел вперёд и попросил минуту внимания.

-Значит, так, — начал он. — Я всё видел. Вот эти ублюдки… — и он показал на пятерых пацанов.

Отцы и матери попытались возмутиться, но полковник, всегда разговаривавший тихо, вдруг крикнул:

-Молчать! Молчать!

И компания притихла.

-Вот эти вот самые ублюдки, — повторил он, — стреляли из рогаток вот в этого котёнка, — и он показал пальцем на серого малыша, сидевшего на руках у девочки.

-А она, — продолжил он, — она, как и полагается правильному бойцу, не покинула поле боя, а бросилась защищать своего от врагов. Вытащить, так сказать. Спасти.

И полковник вдруг задохнулся. Он пытался что-то сказать, но воспоминания и слёзы душили его. Он размахивал руками, но из горла доносился только хрип.

Стоявшая рядом женщина и ещё несколько подхватили его под руки и повели к нему домой. А над собравшимися людьми нависла тишина. Зловещая.

-Вот оно, значит, как, — заметил стоявший в углу парень лет двадцати, — На котёнке, значит, решили потренироваться? По себе цель не нашли? Ну, ничего. Я вам в следующий раз всё объясню!

Парень подошел к девочке и, погладив её по голове, сказал:

-Молодец! Так и надо. А если кто во дворе обидит, то ты ко мне обращайся, я тут личность известная, — и он, пристально посмотрев на побелевших от страха мальчишек, пошел к выходу из подъезда.

Отцы двух малолетних хулиганов, не сговариваясь, одновременно отвесили своим отпрыскам по затрещине. Схватив каждый своего за шиворот, они потащили их к выходу из подъезда. Остальные родители, увидев, что на них смотрят не просто с неодобрением, а с презрением и злостью, быстренько скрылись вместе с оставшимися пацанами.

Делать больше было нечего, и собрание жильцов постепенно расходилось. Люди рассуждали о том, что воспитание нынче уже не то. И что иногда ремень очень даже помогает.

Девочка с мамой и папой вернулись в квартиру.

-Нельзя драться, нельзя, — сказала мама, строго смотря на дочку. — Ты должна быть умнее. Ты же, девочка. Вот папа сейчас тебе всё объяснит.

-А котёнка можно оставить? Мамочка. Мамочка, накажите меня, как хотите. Но его оставьте! — просила девочка.

Папа взял её за руку и повёл в залу.

-Ну так… — начал он, сев на стул, — значит, такое дело. Это… Зачем же ты их пакетом-то? Неправильно пакетом. Надо было бросить пакет и правым кулаком бить под левый глаз! — и папа показал, как точно надо было делать.

Потом вдруг опомнился и сказал:

-Нехорошо драться. Да. Вот так-то. Нехорошо. Чтоб это мне было последний раз! — сказал он строгим громким голосом. Чтобы мама слышала.

Потом притянул к себе дочку и, поцеловав её в макушку, тихонько добавил:

-Молодец. Так держать. А за котёнка не волнуйся. Я помогу тебе отбить его. Оставим дома.

Девочка обняла папу за шею и поцеловала в правую щёку.

Мама, стоя за дверью, внимательно слушала всё происходившее в комнате. Она пыталась сделать строгое лицо, но у неё не получалось. Улыбка всё время прорывалась сквозь сжатые губы.

Она распахнула дверь и сказала:

-Так и быть, оставлю котёнка. Если пообещаешь никогда больше не драться.

Девочка бросилась к ней и обняла.

-Никогда, мамочка! Никогда. Никогда не буду драться, — ответила она и, отвернувшись в сторону, добавила:

-Если они обижать никого не будут.

Папа услышал, но почему-то не рассердился.

Он тоже улыбался.

к списку статей

Олег Бондаренко

Домовой