Люди и Нелюди

Переступив через ствол поваленного дерева, Кирилл осмотрелся по сторонам. Под опавшей листвой было сложно заметить грибы, особенно в уже сгущающихся сумерках. Вздохнув, он посмотрел в свое ведерко, на дне которого одиноко лежали несколько опят.
— Мда… Не густо, — сам себе сказал он и зашагал в сторону опушки.

Не успев сделать и нескольких шагов, он замер. Какое-то молниеносное движение слева привлекло его внимание. Осмотрев то место, где только что что-то двигалось, он пожал плечами и направился дальше. Чего только не привидится в темнеющем лесу. Сделав еще один шаг, он снова остановился. Определенно, слева среди деревьев что-то двигалось. Причем когда останавливался Кирилл, тогда замирало и оно.

— Кто здесь? — выкрикнул он в чащу.
Тишина.
— Эй!
Никого.
Аккуратно ступая по шуршащей лесной подстилке, Кирилл сделал еще пару шагов. Оперевшись спиной на одно из деревьев, он медленно выглянул из-за него, не переставая шуршать листьями.

— Страшно?
Голос раздался прямо над его ухом, отчего Кирилл одновременно пригнулся и отпрыгнул на несколько шагов назад, выронив из рук свое ведерко. Приземлившись на спину, он попытался встать, но как-будто все силы ушли из него в один момент после того, как он увидел источник голоса.

В непринужденной позе, облокотившись на ствол дерева, около которого только что стоял Кирилл, расположилось нечто. В сумерках и издалека его можно было бы с большой натяжкой принять за человека, но вблизи это создание вызывало только подсознательный животный ужас.
— Страшно или нет? — повторило оно, — да ладно, вижу, что страшно.

Кирилл попытался что-то ответить, но на ум не приходило совершенно ничего. Даже все молитвы, которые он знал, вылетели из головы. Хотя, вряд ли бы после них существо растворилось и исчезло бы с глаз долой.

— Совсем ничего не насобирал? — как ни в чем не бывало продолжило создание, — надо было вчера приходить. Вчера много грибов было.
— Ты кто? — наконец-то выдавил из себя Кирилл.
— Я? — создание отделилось от дерева, и подошло вплотную к лежащему на земле человеку, — здрасти, приехали! Вурдалак я!
— Чур меня! — вспомнил Кирилл одно из средств разгона потусторонних сил.
— Чего тебя? — упырь удивленно наклонил голову набок.
— Чур. Меня, — как-то неуверенно повторил человек.
— Это что? Ты иноземец что ли?
— Нет.
— Ну так выражайся яснее тогда. Я ж не понимаю, что ты там лопочешь. Вставай уже. Разлегся он тут…

Упырь протянул человеку почерневшую сморщенную руку.
— Я сам, спасибо, — взглянув на нее, ответил Кирилл и быстро встал на ноги, — и что теперь? Жрать будешь?
— Тебя? — усмехнулся вурдалак, — да ну ты брось! Разговор есть. Не спешишь?
Кириллу очень хотелось сказать, что он спешит, что он жуть, как хочет домой, но почему-то отказать вурдлалаку не получилось. В такие моменты люди обычно становятся чрезвычайно вежливыми.

— Да нет, — грустно вздохнув, ответил он.
— Вот и хорошо. Пойдем посидим, поговорим, — упырь махнул рукой в сторону поваленного дерева, через которое переступил Кирилл несколько минут назад.

Расположившись на дереве, вурдалак посмотрел на сжавшегося Кирилла.
— Есть хочешь?
— Да, то есть… Нет, — растерялся тот.
— А я хочу. Очень хочу, — облизнулся упырь, — вот и думаю — куда все люди-то подевались, а?
Сотни мыслей пролетели в голове Кирилла за секунду.
«Видимо, он думает, что я не человек. Наверное, он меня за своего принял. Это радует, надо ему подыграть».

— Да я сам не знаю, — пожал плечами он, — сегодня ни одного в лесу не встретил.
— Эх… — вздохнул лесной житель, — вот раньше время было… Напугаешь кого-нибудь до смерти. Ну, не до смерти конечно, так… До потери сознания. Наешься на неделю вперед и спишь себе спокойно. Да?
— Угу, — кивнул Кирилл.
— А какие эмоции были! Жирные, чистые, сильные. Не то, что сейчас. Я в последний раз любовь ел лет тридцать назад.
«Ага!» — сообразил Кирилл, — «Видимо он не мясом питается, а эмоциями. Это уже лучше…

Впрочем, куда ему мясо? Всё из ребер повываливается обратно».
— Страх — он же не питательный совсем, — продолжил жаловаться вурдалак, — да и не вкусный. Горький, противный, жесткий. Вот радость, нежность — это да! И вкусно и полезно. Но чтобы их добыть, это постараться нужно. Знаешь, как я раньше делал?
— Как?
— Я обычно за парочками охотился, — вурдалак уселся поудобнее, — идут они, значит, по лесу, я из-под земли — раз! Схвачу, к примеру, девушку за ногу, чтоб упала. Кавалер ее поднимает, отряхивает, а сам-то переживает, волнуется… А мне хорошо. Я ем. Когда нежность, когда сочувствие, а когда и любовь перепадет. Ты ел любовь?
Кирилл поперхнулся и закашлялся.
— Честно говоря, нет, — отдышавшись, проговорил он.
— Полжизни загробной потерял, — утвердительно кивнул вурдалак, — она знаешь какая? Она сочная такая, чуть сладковатая. Но не перепутай со страстью. Вот она прям приторная. От нее потом живот болит, хоть и быстро проходит. Любовью за один присест надолго наедаешься.

Упырь ненадолго замолчал, затем, еще раз облизнувшись, продолжил свой монолог.
— В общем, пропали куда-то все люди. Бродят по лесу какие-то комбикормы двуногие.
— Да ладно тебе! — осмелел человек, — никуда они не делись. Кто ж в лес будет тащить с собой все это? Сюда обычно, наоборот, приходят чтобы отдохнуть, сбросить все плохое, что накопилось.
— Да я-то это знаю, — кивнул вурдалак, — я этим и питаюсь в последнее время. Тем, что они с собой принесли. Только вот я тоже не дурак. Я же чувствую, когда есть внутри у человека что-то вкусное, а когда он весь только из всяких страхов и состоит. Добрый человек зайдет сюда, покормит меня своими плохими чувствами, да и уйдет чистым, а если в человеке нет ничего доброго? Плетется домой, как мешок пустой — внутри-то ничего не осталось… Вот такие дела.

Кирилл посмотрел на своего нового знакомого.
— Так ты только чувствами питаешься? Людей не ешь?
— Нет, конечно, — усмехнулся вурдалак, — мне их некуда есть. Желудок уже сгнил. Это молодые еще могут перебиться иногда мясцом, а я уже всё…
— Так может тогда… — Кирилл ненадолго задумался, — ладно. Скажу тебе по-честному. Я — человек. Бери, ешь, что найдешь.
С этими словами Кирилл поднялся с бревна и раскинул руки в стороны. Вурдалак посмотрел на него и покачал головой.
— Серьезно? Человек? Прям человечище? Спасибо конечно, но всё, что можно было с тебя взять, я уже взял. Остальное себе оставь, оно несъедобное. А за грибами через пару дней приходи. Будут.
Упырь поднялся с бревна и побрел вглубь леса, махнув на прощание рукой, оставив растерянного человека в темноте и одиночестве.

***
— Ну что, грибник, насобирал? Опять вымазал всю одежду… Ты что ли стираешь ее потом? Я за тобой убираю, стираю, жрать готовлю, а ты что делаешь? — супруга Кирилла уперла руки в бока и зло посмотрела на него, — только и делаешь, что бродишь по своим лесам. Да хоть бы толк был, а то… Принес грибов?
— Да что-то не было сегодня, — виновато промямлил Кирилл.
— Не было… Просто нужно зенки пошире открывать. Тоже мне, добытчик.
— Да закрой ты рот! Что ты орешь постоянно?
— Да потому что! Достал уже!
Жена махнула рукой и скрылась на кухне. Кирилл хотел что-то возразить, но вдруг понял, что ему уже давно всё равно. Ругнувшись про себя, он принялся снимать грязную обувь.

***
А где-то в лесу старый вурдалак заботливо укрывал осенней листвой свою жену.
— Не было сегодня людей, милая, вот, немного страха принес. Поешь.
— Ну, ничего, ничего, — устало улыбнулась она в ответ, — говорят, что они еще остались. Может и встретим еще, да?
— Обязательно встретим. Обязательно, — отводя взгляд в сторону, ответил вурдалак.

©ЧеширКо

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Люди и Нелюди