Липа. Котенок, мешающий жить, раздражающий и ненавистный….

Жаль, что зачастую человек не может контролировать свои чувства. Ревность просто съедала Галину изнутри… Неконтролируемая, злая, отчаянная. И ведь умом она все-таки понимала, что все это неправильно, но ничего уже поделать с собой не могла.

Ревность… К родной дочери и котенку! А всё потому, что ее муж, отец Майи и Липин хозяин, любил этих двоих гораздо больше, чем ее, свою жену. Все свое внимание, плюс дополнительный заработок, он тратил на этих мелких девчонок.

Игрушки – той и другой. Придумывал игры, мастерил для котенка из коробок и фанеры всякие домики-лабиринты. И да – про жену, конечно, не забывал. Встречал с работы, скидывал в общий бюджет всю зарплату, к тому же ни одного грубого слова Галя за всю совместную жизнь от Игоря не слыхала…

Но все это не то! Гале всегда было мало… Женщине чудилось, что даже ушастый, беспородный котенок получал от Игоря больше любви. А может, это ей и не чудилось вовсе?

Конечно, эта пушистая чучелка все рассчитала! Подползла на стоянке, протянула разбитую камнем лапку, подняла свои большие, полные слез глаза. Какой мужик тут не пропадет и не бросится тут же спасать? Только уж самый пропащий, а Игорь как раз таким не был!

Майю Галя тоже любила, но та больше тянулась к папе. Ну естественно, тот же не воспитывал… А слушал глупейший лепет, давал советы и утешал. Игорь никак не собирался понимать, что девочку стоит готовить к жизни – все-таки шесть лет, это почти что подросток!

Накрутив себя, женщина подхватила с пола котенка. Хоть и мелкая, но слишком пушистая и вот, уже на пузе видны колтуны. Липочка расчесываться не хотела и жалобно мявкала, когда ей расческой стали выдергивать шерсть.

— Отдай! — Тут же к матери подскочила Майя.

— Липе не нравится так…

И девочка, отложив расческу, начала пальчиками разбирать шерсть.

— Сначала надо вот так, а потом уж расческой. Меня папочка так научил.

Папочка?!!! В этот момент Галина почувствовала себя мачехой из сказки, которой очень хочется отправить девочку вместе с кошкой зимой за подснежниками. И вот эта неправильность ситуации заставляла злиться ее еще больше. И злиться, понятное дело, не на себя. Потому что она по умолчанию не могла ошибаться.

Злость требовалось выплеснуть, выплеснуть вместе с накопившимся ядом. Но Липу надежно загородила собой Майя, а сама Майя все-таки дочь. И Галя, мысленно проклиная котов и детей, отправилась в «интернеты». Ох и досталось от нее кошатникам и матерям! Попались под горячую руку также и владельцы собак, крыс, хорьков, попугаев. Даже дачники подвернулись!

Женщина фонтанировала сарказмом, потрясала белым пальто (не замечая, как оно превращается в смирительную рубашку), учила всех жить, унижала. Радостно вступала в споры и не слушала возражений. Общение с Галей напоминало игру «купи слона», только поймут нормальные люди это не сразу.

Пар был выпущен, но причина то где-то рядом! И отправив девочку рисовать, Галя нависла над кошкой. Ведь это ей муж купил поилку-фонтанчик, проигнорировав намек на парфюм. Ведь это ее Игорь повез к ветеринару, а жене (то есть ей) – от подруги пришлось возвращаться пешком.

Так-так-так… Где у нас в квартире коробки? Упаковав Липу, Галя прилепила к коробке бантик, спицей проколола пару отверстий (она же не изверг, пусть Липа дышит) и радуясь своей выходке, понесла коробку к помойке.

Только вот не дошла. Муж, как чувствовал, отпросился с работы пораньше. И Галина, встретив его на лестнице, испуганно замерла, не зная, куда спрятать коробку и старательно отводила глаза.

Скандала не было, нет. Хотя Галя его очень желала… Только у нее был еще один аргумент! И пусть все полетит кувырком, но женщине так хотелось увидеть мужское лицо, сломавшееся от душевной боли.

— Какой же ты все же тупой!!! Все для дочери, все для кошки! Жалеешь их, маленьких. А ты в курсе, что Майя не твоя дочь? Что теперь ты на это скажешь?

Галя торжествовала. Пусть ему станет тошно! Сначала он оттолкнет Майю, потом вышвырнет кошку, а она уж потом как-нибудь извернется и сумеет вернуть его для себя. Галя считала себя очень умной…

Но Игорь лишь закатил глаза и пожал плечами.

— Ты что, думала я считать не умею? Про ребенка я сразу понял. Я тебя, дурочку, пожалел. На себя взял твои проблемы. Да что с тобой происходит? Бедный котенок чем помешал? От тебя веет холодом, дочь и Липа тебя боятся, я уже устал им обоим заменять мать.

Такой шикарный план провалился! И пока Галя соображала, чтобы такое придумать еще, Игорь потащил ее к психиатру.

*********

Липа была сообразительным котенком, но хозяйка вгоняла ее в некий ступор… Котенок ее не понимал, терялся в ее присутствии. А попросту – очень боялся.

Эх, если бы Липа могла говорить!!! Она бы рассказала Игорю и своей обожаемой Майе, что первая встреча с Галей произошла не в квартире. Что это она, увидев пьющего из лужи котенка, вдруг впала в неистовый гнев и гнала Липочку от лужи камнями.

И надо же было такому случиться, что именно Галин муж не смог пройти мимо, когда Липа плакала, баюкая лапку, болевшую от попавшего по ней камня.

В новом доме было хорошо лишь тогда, когда там были дочь или папа. Но когда там была одна «мама»… Воздух сгущался, было трудно дышать и котенка почти физически сбивали с ног волны злости, ненависти, раздражения.

В такие моменты Липа пряталась и старалась не показываться на глаза. Котенок терпел – ни лоток, ни миски его не интересовали. Лучше уж переждать и не провоцировать этого человека.

Но зато при девочке и при папе можно было играть, мурчать, радоваться. Радоваться жизни, солнышку за окном, птичкам и новым игрушкам. Липа видела, как Игорь старается их оградить от Галины и испытывала к нему нежную благодарность.

Ох уж эта котячья нежность, тарахтение под рукой, прижимание к щеке и шее… С одной стороны – Липа чувствовала человеческую любовь, заботу, радость от ее присутствия. А с другой – ее вгоняла в бесконечный ужас беспричинная ненависть, исходящая от Галины.

Оказавшись в душной темноте, упакованная в коробку, Липа испугалась так, что забилась в ближайший угол, обняла себя своим же хвостом и почти распрощалась с жизнью. Но все обошлось и Липочка вновь очутилась дома.

Только вот из дома пропала хозяйка… Было непривычно, что больше никого не надо бояться, что дома есть только Майя и папа. Но Липа ее все же жалела и вечерами, забравшись на подоконник, старательно высматривала маму. Майя все чаще стала присоединялась к ней, девочка тоже ждала и скучала. Несмотря ни на что, мама была им обеим очень нужна.

Галя вернулась не скоро, она была непривычно тихой и нерешительной. Игорь жену словно не замечал, Майя и Липа ее сторонились. И Галя пошла привычным путем – она написала свою историю в интернете.

Сколько на нее вылилось грязи! И ведь на первый взгляд вроде бы не поспоришь, но только «поливали» ее такие же, не совсем здоровые люди, какой совсем недавно была она. «Поливали» и чувствовали свою значимость, размахивая длинными рукавами «белых пальто». Легче от этого Галине не стало…

Помощь пришла от тех, кого она раньше не замечала, своим долгом считая только третировать и поучать. Майя пришла к маме с книжкой и хотя сама уже умела читать, попросила прочитать перед сном сказку.

«Двенадцать месяцев» – Галя читала с паузами, скрывая подступившие слезы… В злой мачехе и в Королеве она узнавала себя. Чуть позже Липа принесла маме птичку. Пушистую птичку с ярким, перьевым хвостиком.

Повзрослевший котенок с озорными глазами! Как она могла его ненавидеть? И неумело поиграв с Липой, Галя аккуратно распутала ее шерсть. Руками… А расческу она купит другую, ведь старая так грубо драла Липину шерсть.

Вот только Игорь… Бесконечно преданный Майе и Липе, он жену теперь вовсе не замечал. Но Галя была ему все-таки благодарна, хотя и не могла высказать это вслух.

Он ей не говорил, но женщина знала. Едва дочери исполнится 18 лет, он уйдет… И с ним уйдет Майя, он заберет старую к тому времени Липу и Галя останется совершенно одна.

Но она не хотела! Не хотела потерять ни дочку, ни мужа. Даже кошка стала ей дорога! Ведь это семья, которая ее, несмотря ни что, все-таки любит.

Ладно… Галя погладила прильнувшую к ней, спящую Липу. У нее есть в запасе несколько лет и она постарается доказать дорогим ее сердцу людям и даже кошке, что умеет жить, думая не только о себе. Она обязательно это докажет!

Липа шевельнулась под дрогнувшей рукой и перевернулась на спинку. Галя мучительно размышляла, что ей делать сейчас. Потревожить спящую кошку, придавившую руку, или идти встречать задержавшегося мужа с работы. Выбор был трудным, но он был все-таки сделан!

Игорь пришел, сам разогрел себе ужин. Он жевал мрачно, без аппетита, размышляя о том, что мог бы жить и иначе, не пожалев однажды глупую, беременную девчонку и сделав вид, что позволил себя окрутить. Неужели его забота и доброта так обострили болезнь у Галины? Почему она так долго считала, что ей все что-то должны?

Тест Галя прошла, ведь Липа и не думала спать. Она крепко «держала» спиной женскую руку и Галина даже не шелохнулась, когда Игорь пришел домой. Поев, муж зашел в комнату и его легкая улыбка и смягчившийся взгляд уверил жену, что она все сделала правильно.

Липа тут же освободила место и подобрав свою птичку, побежала играть. Она с игрушкой и сама справится, а этим двоим нужно поговорить. Люди – не кошки, они не умеют легко прощать и Липе придется их мирить постепенно.

к списку статей

себеринка

Домовой