Лапка котенка. Ее не хочется отпускать, в ней можно пропасть, увязнув по шею

— Нееееет!!! — Подсознание билось в истерике.

— Только не смотри в ту сторону и не вздумай даже брать на руки! Шаг назад, зажмурься и гони сына прочь. Пусть уносит ЭТО куда хочет. Ты ничего не хочешь об этом ни знать, ни думать. Это не твое дело, не твоя забота… Всем не поможешь! Если только дашь слабину, то останешься, как всегда – крайней.

Именно на себе придется экономить, именно тебе придется озадачится кормежкой, уборкой и лечением. Именно Ты и только Ты будешь за ЭТО в ответе. Не смотри! Только не смотри! Нееееет!!!

— Неужели тебе не интересно? — Вкрадчиво влезло любопытство.

И как всегда, оно оказалось сильнее здравого смысла….

Лапка котенка. Ее не хочется отпускать, в ней можно пропасть, увязнув по шею

Ребенок держал котенка неумело. Малыш лежал в сложенных ладошках перевернутым на спину и первое, что увидела мать – неуверенные движения передних лап.

Ох уж эти котячьи лапки… Руки сами тянутся их потрогать, а уж если они ухватились за лапку, то никогда в жизни уже не отпустят. А если и отпустят, то потом воспоминания будут терзать и разъедать сожалением твою душу.

Вроде вот она, лапка – между указательным и большим пальцем, но они совсем не чувствуют ее веса. Кажется, что даже огрызок карандаша – тяжелый валун по сравнению с этой лапкой. Как же она устроена? Что у нее там, внутри? Почему же совсем не чувствуются кости?

Ох, зря она посмотрела, а тем более зря потрогала лапку… Она держала ее всего лишь двумя пальцами, а казалось, что руки погрузились в эту лапку по локоть. Да что там по локоть! Уже затянуто и плечо, и чувствуется, что увязла по саму шею.

Кончиками пальцев она стала перебирать белесую шерсть. Это было волшебно и не сравнимо ни с чем. Бархат, замша, велюр, даже шелк – не выдерживали сравнения и на фоне маленькой лапки выглядели зернистым и грубым наждаком.

А потом… Потом лапка раскрылась и нежно-розовые подушечки заставили заныть от нежности женский затылок. Полупрозрачные коготки окончательно добили хрупкую психику. Если бы на войны брали котят, то они бы заканчивалась, так и не начавшись!

Женщина перебирала микроскопические пальчики, она оттягивала момент. Тот момент, который был категорически неизбежен. Но она все же взглянула… На розовенькую капелюшку носа, на мягонькие усы, на прорисованные, словно художником, губы.

— Ну всё… — Здравый смысл удалился, а подсознание «махнуло рукой».

Сын с облегчением выдохнул.

— Мааам! Я это, пойду Лорду лапы помою…

Мама молча кивнула, а мальчик потянул в ванную крепкого пса. Год назад он также принес его домой на ладошке. И он помнил, как была мама против, как она не хотела щенка. Правда, в прошлый раз она сопротивлялась подольше. Секунд на пять, пока щенок не зевнул и мама тут же пропала, затянутая этой розовой, беззубой тогда, пастью.

к списку статей

себеринка

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Лапка котенка. Ее не хочется отпускать, в ней можно пропасть, увязнув по шею