Купила елку для мужа за 10 тысяч…

Мой муж вырос в не очень обеспеченной семье. Его мать растила четверых детей в одиночку. Старшие смотрели за младшими, пока их мама работала сутками. Вроде, и заработок у нее был не самый маленький, но большая часть средств уходила на детей.

Купила елку для мужа за 10 тысяч…

Отмечать Новый год в их семье было не принято. За смены в праздники свекрови больше платили, поэтому дети ели испеченный нехитрый торт и ложились спать. Как говорит муж, злости на маму нет — она же для них старалась.

Мой муж ни разу не ходил на елку. Воспоминаний, связанных с этим праздником, у него тоже не было. Обычно предновогодняя суета вызывает у людей ностальгию — запах мандаринов, предвкушение подарка под елкой, волшебство, так и витающее в воздухе, ожидание какого-то чуда. И грустно, что кто-то этого не испытывает.

Муж, даже когда съехал от матери, так и не праздновал Новый год. Для него это самый обычный день. Когда мы встречались, то он отказывался приезжать у моим родителям и просто ложился спать.

Поженились и съехались мы в феврале этого года. И недавно я начала спрашивать у мужа что приготовить, куда поставить елку и кого пригласить в гости. Он сказал, что это все — лишняя трата денег.

Тогда я решила сделать ему сюрприз. И купила большую пушистую двухметровую искусственную елочку — заказала через интернет. Я успела нарядить ее до прихода мужа домой. Развесила гирлянды, положила под елку бутафорские подарки и поставила фигурки деда Мороза и Снегурочки.

Муж оторопел, а потом, неожиданно для себя, расплылся в улыбке. Как ребенок.

Муж с удовольствием включился в обсуждение новогоднего меню и пригласил к нам пару своих друзей. Мы обзванивали будущих гостей поедая мандарины.

У меня есть родная сестра, она старше меня на 7 лет. Сейчас ей 31. У нее не сложилось с мужем. Она даже второго ребенка родила, чтобы сохранить брак, в надежде привязать к себе мужа ребенком. Но не вышло. Даниил все равно подал на развод.

Он купил моим племянникам однокомнатную квартиру, в обмен на ее отказ от алиментов. Сестра сейчас в декрете, ее младшему сыну два года. Помогают ей наши родители, чем могут. Сестре и детям есть что кушать, есть где жить. Одежду по сезону она покупает на барахолках.

И если в первое время помощь от родственников сестра принимала с благодарностью, то чем дальше, тем более требовательной она становилась. И добровольная поддержка превратилась в обязательную. Ведь там же дети.

Я работаю второй год. Первые полгода мне, как стажеру, платили половину зарплаты. Потом я начала получать полную сумму. А в последнее время начальство балует меня премиями.

И если раньше с меня взять было нечего, то сейчас я вполне неплохо зарабатываю. Около 40 тысяч в месяц. Мой муж получает в полтора раза больше. Но мы не живем на широкую ногу — снимаем однокомнатную квартиру и откладываем на свою. Елка за 10 тысяч — наше первое транжирство за семейную жизнь.

Мы с мужем чиним обувь, вместо покупки новой. Мой гардероб состоит из базовых и легко сочетающихся друг с другом вещей. Так что покупка новой блузки позволяет добавить три-четыре образа. Муж носит простую одежду — черные джинсы, водолазки. У нас бюджетные модели телефонов, нет кредитов.

Муж привык экономить, сказывается детство. Надо отметить, что его старшие братья и сестра выросли, все выучились, завели семьи. У них уже есть дети. Только мы с мужем бездетные. Мне 24, ему 26, еще успеем.

Моя свекровь — чудесная женщина. Только очень уставшая. Работа на износ сделала свое дело. Она выглядит намного старше своего возраста, у нее больная спина и суставы. Но она никогда ничего не просит у своих детей. Братья мужа, вместе с ним, сами скидываются по семь тысяч со своих зарплат и отдают деньги матери. 21 тысяча — очень хорошая добавка к пенсии в 17 тысяч. А моя золовка помогает матери своим трудом — она раз в неделю приезжает и прибирает квартиру, устраивает стирку, готовит полуфабрикаты — котлеты, голубцы и перцы.

Мы с мужем часто ездим в гости к его братьям и сестре. И атмосфера в их семьях такая приятная. Чистые, умытые дети. Воспитанные такие, вежливые. И контраст с моими родными племянниками, детьми сестры, очень разителен.

Сестре недосуг ими заниматься. Ее любимое занятие — жаловаться свободным ушам о жизненной несправедливости. Что она — брошенка, тянет детей одна, денег нет. А она хочет путешествовать, ходить в рестораны и на спа-процедуры. В общем, живет она не той жизнью, которую, как сестра сама считает, она заслуживает.

Мне кажется, в этом виноваты мои родители. Всего за два года она превратили намеренную бороться женщину в попрошайку, считающую что все вокруг ей обязаны.

Недавно ко мне в гости приезжали родители. Они видели елку и расхвалили ее на все лады. Пока цену не узнали. Отчитали меня за транжирство, что лучше бы я сестре денег дала. Я начала им объяснять, что елка — для мужа, что у него никогда в жизни не было нормального праздника. Но они сказали что это глупость. Ведь их внукам праздник важней и я должна отдать елку сестре, чтобы порадовать ее детей.

Я отказалась. Сестра сама предпочитает сидеть и ждать милостей, а не пойти, например, работать. До декрета она неплохо зарабатывала, правда — в конверте. Мы с мужем летом дали ей 10 тысяч на оплату частного садика, чтобы она могла выйти на работу. Но деньги у сестры разлетелись — она купила старшему ребенку планшет, чтобы он ее не доставал.

С родителями я поссорилась. Не сильно, но ушли они в твердой уверенности что праздничное настроение и красивая елка для их внуков намного важнее, чем для моего мужа.

А на следующий день пришла сестра, прихватив детей. Стоило ей зайти в квартиру, как она обрадовала своих детей:

— Вот какую елочку хочет подарить вам тетя Ксюша.

Старшая радостно захлопала в ладоши, младший все порывался ощипать елку и ободрать игрушки.

Я отвела сестру в сторону и сказала ей, что елка — для моего мужа. И тут же получила ведро помоев.

— Ксюша, тебе не стыдно? Почему муж для тебя важнее родных племянников? Ты не можешь лишить моих деток праздника! Смотри, как они рады! Только елка очень большая, я в руках не унесу. Ты оплатишь нам такси? Только вызови большую машину чтобы и коляска влезла.

Я помотала головой. Ну не могла я отдать елку! Не могла! Муж, проходя мимо нашей красавицы, начинал улыбаться. И я была уверена — он расстроится. Отдать елку и лишить мужа радости я не могла.

— Ты нормальная? — взъелась сестра.

Она обложила меня матом, сказала дочери что я — жадина, которой на нее плевать и ушла со скандалом.

Родители обрывают мне телефон. Требуют, чтобы я или привезла елку их рыдающей внучке, или купила сестре новую. А еще лучше — денег бы дала, ведь у нас есть.

Дергать накопления на квартиру — не выгодно, они лежат в банке и я лишусь процентов. Лишних средств у нас с мужем нет — мы оставляем себе на жизнь мою зарплату, а его — относим в банк, за минусом 7 тысяч для свекрови. Нам надо платить за квартиру, что-то кушать. Почему мама и сестра не могут понять, что нам ничего не падает с неба?

Мне очень обидно. Мне жаль племянников, очень. Но у них есть мать, которая должна заботиться о своих детях. Я хочу ребенка, но я хочу его родить в собственной квартире после 5-6 лет брака. Чтобы быть уверенной в муже. А не так, как у сестры получилось.

Мне звонит племянница, ей сейчас семь лет. Она плачет и жалобно просит елочку. Я уверена — по науськиванию матери происходят эти звонки.

Елку я не отдам. Они все правы — мой муж для меня намного важнее. И его радость — превыше всего. И это нормально — любить мужа и хотеть его радовать и делать счастливым. Я для этого замуж и вышла. Почему моя семья не может этого понять?

 

Купила елку для мужа за 10 тысяч…