Как домовой наш этаж мучил…

Часть 1

В моей жизни был период, когда я жила в ведомственном общежитии. У нас был длинный коридор, как взлетная полоса, и двадцать дверей, выходящих из него. Как в деревне с одной длинной улицей и рядом домов по обеим сторонам от нее, — так и у нас на этаже располагались наши комнаты -«блоки». Общага, по большому счету, и была одной большой деревней, где все про всех всё знали. А если не знали, то узнавали у соседей.

Соседи и сами все с готовностью рассказывали, что знали или что домысливали сами. Жизнь в общаге била ключом, а жители общаги били друг друга. Чего у нас здесь не было, но скучно не было никогда. Тут тебе и «Дом-2», и «Битва экстрасенсов» и передача»Ты не поверишь»! Про прожитые в ней 10 лет и про её обитателей можно рассказывать бесконечно. Но рассказ пойдет о странных событиях, объяснить которые я не могу до сих пор.

У меня была соседка Наташа, которая часто приходила рассказать последние известия нашего «муравейника» и просто поболтать. Муж у нее был устрашающего вида, эдакий раптор, занесенный в наши широты не иначе как машиной времени. Его боялись все этажи, кроме нашего, потому что на нашем этаже жила его Наташа. А её он боялся, пожалуй, больше даже, чем свою маму. (Рапторы, или дромеозавры (греч. «скоростной ящер») — это семейство динозавров, быстрые и подвижные теплокровные хищники)

Как-то раз из Натулиной комнаты, которая отделялась от моей лишь тонкой стеной, стали доноситься ужасные ругательства. Даже прислушиваться было не надо, чтобы понять, что ругается Наташа, да как ругается! Мат-перемат, грохот мебели… Слышимость была абсолютной.

Посмеявшись над некоторыми перлами, я ждала развития событий, готовая в любую минуту идти на помощь её мужу. Но через некоторое время Натуля сама явилась ко мне и рассказала, что у неё сейчас произошло.

Оказывается, пропала у нее заначка, а именно тыщерублевая купюра, которую она берегла на черный день. Черный день наступил, Наташа полезла за заначкой и не нашла ее! Тыщевку в свое время она прибрала, как полагается в шкаф, под стопку сложенного постельного белья. Каждый день проверяла — на месте ли? И она была на месте, пока в ней не было нужды. А сегодня, когда понадобилась — исчезла.

Наташа долго не могла поверить, что денег на полке нет. Ощупав полку по всему периметру и ничего не найдя, она взялась за дело со зверским азартом, и перебирала стопки белья, держа в зубах фонарик. Заначка как в воду канула! От злости все белье было вывернуто из шкафа и разбросано по всей комнате, вместе с фонариком. А денег — как не было, так и нет!

Первым, конечно, по телефону огреб «ёешный» муж, которого она сразу же заподозрила в расхищении тайника. Но муж, в это время пахавший в поте лица на работе, клялся в вечной верности и божился, что ничего не брал! По его дрожащему голосу с нотками отчаяния, она поняла, что он не врет. Пригрозив напоследок в целях профилактики, что если она не найдет той тыщи, то лучше бы ему ей под руку не попадаться, она бросила телефонную трубку (об стену) и сменила тактику.

Будучи девчулей деревенской и не из робкого десятка (муж тому был ярким примером), она была очень суеверной. Раз муж тут ни при чем, её подозрение и кара пали на домового, или, как она называла его, «шута».

Как домовой наш этаж мучил...

фото с сайта infourok.ru

Для совершения ритуала призыва шута к совести, он взяла красную ленточку, привязала ее к ножке табурета и прошипела: «Шут (лупить-колотить) пошутил — и отдал!» Для ускорения призыва, ему было описано в красках, что она с ним сделает, если тот не вернет её косарь. Посидев на ритуальной табуретке несколько минут, не дождавшись его явки с повинной и в полной обиде на всех чертей, она начала собирать разбросанное белье и убирать на место в шкаф.

Укладывая простыни, она призывала кары египетские и геены огненные на голову бедолаги шута в таких выражениях, что и мужику было бы стыдно слушать. И глядь — вот-те на-те! Лежит её тысюшка на самом верху только что сложенной стопки белья. (Не удивительно) На месте шута мы все поступили бы так же, — все, кто знал Натулю. Даже если бы и в руках никогда в помине не держали бы её денег… Странно, что «шут» ей записку с извинениями не оставил.

Как домовой наш этаж мучил...

фото с сайта teleguide.info

Натуля простила своего «шута». А мне тогда стало понятно, почему сварливой бабы и черт боится. Попробуй такой поперечь…

 Часть 2

В нашей жизни порой происходят события, логического объяснения которым нет. Бывает, слушаешь рассказ знакомых про леших и домовых, вежливо улыбаешься, а сам думаешь: » Ага, ну да,конечно». Но стоит самому попасть в подобную историю, как уже ты сам оказываешься на месте того рассказчика, которому не верил в свое время, а так хочется, чтоб тебе верили, ведь все же было в реальности!

Как домовой наш этаж мучил...

Добрый домовенок Кузя. Фото  с сайта funart.pro

Не знаю, сколько времени прошло после того, как, по словам моей соседки, домовой украл у нее заначку из шкафа. Да и, к стыду сказать, не слишком я ей тогда поверила. Красная лента, заклинания какие-то! Двадцать первый век на дворе, Карл! Какие шуты и домовые?!

Но шут добрался и до меня. Может быть, конечно, он был рядом со мной уже давно, потому что частенько бывало, что в ванной на меня с веревок падало сохнущее белье — я объясняла это сквозняками. На кухне сами по себе шевелились листья цветов — ну тоже сквозняки или я сама незаметно для себя их задевала. Ну и всякие звуки и шорохи, которые всегда списывались на отсутствие в нашей общаге звукоизоляции между жилыми блоками.

(Это про нашу общагу был анекдот, когда у мужика потерялся телефон, и он ходит по комнате и матерится вслух: «Да где этот гребанный телефон?!» А мужик из соседней квартиры ему и отвечает: » В ванной посмотри, тебе туда смс-ка приходила!»)

И вот однажды мне приспичило написать письмо. Это было в то далекое время, когда я еще не разучилась писать ручкой длинные письма — на двух, а то и трех двойных листках в клетку, да еще и в каждой строчке… И вот я уложила ребенка спать, а сама села на кухне дописывать начатое дня три назад послание своей подружке.

Дописав «Люблюнимагуцелую», я подписала конверт. И только я собралась уложить свои исписанные листочки в конверт, — опа, а письма-то и нет на столе. Как нет и под столом, под табуреткой, под диваном… Где оно? Конверт есть — письма нет! Подняла конверт — под ним нет письма. Стол пустой. Пол пустой. Никого, кроме меня, на кухне не было.

Кошек и собак нет. Ребенок спит в своей кроватке. Дышу ровно, стараюсь мыслить логически. Я писала на листочках, а потом подписывала конверт. Конверт я подписывала максимум 2 минуты. Что могло случиться за 2 минуты, что у меня отшибло память, и я напрочь забыла, куда девала листки? И пошла я планомерно по кругу осматривать квартиру.

На столе, кроме конверта, ничего не лежало, на подоконнике, на диване, под диваном, внутри дивана, под столом, на кухонном столе, в ящиках и на полках письма не было. Я не поленилась заглянуть в микроволновку, открыть дверку стола под мойкой и обыскать мусорное ведро! Естественно, оно было пустое, потому что я недавно вынесла мусор и заправила свежий пакет. И это все было до написания письма. В коридоре письма моего также нигде не было, как не было и в зале, где спал ребенок, и в ванной, куда я не заходила, пока писала письмо, и в туалете тоже не было! «Я сошла с ума, — подумала я, — или это происходит не со мной.»

Как домовой наш этаж мучил...

Я обыскала весь дом несколько раз. Искать письмо было просто негде, как негде ему было затеряться в моей маленькой квартирке. В отчаянии я даже вытащила мусорное ведро из-под мойки и изучила содержимое заведёрного пространства. Но и оно не прятало от меня моих рукописей.

Когда я начала покрываться злой испариной и потихоньку начала материться, вот тогда-то я и вспомнила свою соседку Наташу. Если б у меня был хоть намек на её темперамент, я бы сказала этому шуту все, что о нем думаю именно её выражениями! Но я сказала: «Шутик, пошутил — и отдай». Шутик, наверное, укатывался со смеху, глядя на меня в тот момент!

Ах да, нужна же была красная лента! Наверняка она — главный атрибут этого мракобесия! А где ее взять? У меня не было лент, так как сыну они не были нужны. Красных ниток и поясов не нашлось тоже. Ничего красного, кроме моих, пардон, трусов у меня не было.

Но нервы мои на тот момент натянулись до предела — бери смычок и играй на них! И мне было уже все равно, что к чему привязывать, у меня была цель — найти письмо! Со злостью вяжу трусы вокруг ножки стула и с угрозой в голосе требую возврата письма! Уселась я на этот стул и оглядываю комнату на предмет продолжения поисков.

Первым делом шут вернул мне потерянную с год назад детскую клизмочку, которой я чистила ребенку нос. Она была зеленого цвета, а когда она потерялась, я купила розовую, ибо других не было. Неожиданно обнаружилась моя заколка, про которую я и думать забыла — так давно я ее уже не видела. Мелочовка из 5-рублевых и 2-х рублевых монет. 3 старые конфеты с фантиками разных цветов. Детские погремушки и один печальный и пыльный носок. Отлично, а письмо- то где, епрст?

Я вернулась на кухню и чуть не споткнулась о мусорное ведро, горделиво стоящее посреди комнаты. Наклонилась, чтобы убрать его на место — и что я вижу, дорогие мои? Из мусорного ведра стыдливо смотрят на меня мои потерянные листочки!!! Ну как???

Я сажусь рядом с ведром и начинаю безостановочно смеяться. Когда я писала письмо, ведро стояло в столе, под мойкой, за закрытой дверцей. Когда письмо пропало, я смотрела в мусорном ведре и ничего в нем не было, оно было пустое. Потом я брала ведро в руки и вытаскивала его из-под мойки. Быть такого не могло, чтобы я не заметила письма в нем, если бы оно было там! Что это? Мистика? Или шут и правда есть, и сейчас он шутит надо мной?

На него тогда я очень обиделась. Прогнала его. Говорю — уходи, ты не хороший. И конфетки его выкинула сгоряча. Вспомнился мне случай из детства, когда мне только прокололи уши, и у меня была привычка в школе на уроках вертеть пальцами сережки.

Но однажды я не нащупала в своих ушах ничего — сережек не было. И не помню, чтобы снимала их. Не было причины, да я и не снимала их после прокалывания ушей. А сережки были мамины, золотые! Я прибежала домой и обыскала всю квартиру, заглянула во все уголочки, куда только можно было заглянуть и нельзя.

Потом со мной вместе искала бабушка, причитая, что я их, наверное, потеряла; брат, недовольно сопевший, что ему не даю покоя; и мама, когда пришла с работы домой. Сережек мы так и не нашли тогда. Вечером я разложила свой диван и постелила постель. Обошла своих домочадцев, пожелав всем спокойной ночи.

Поднимаю одеяло, чтобы нырнуть под него — и что я вижу?! Лежат мои сережки на простыне, сцепленные друг с другом! я так охнула, что ко мне прибежали все, посмотреть, что случилось. Мы в ступоре смотрели на эти сережки, и никто из нас не мог объяснить, каким образом они попали под одеяло и почему были сцепленные? Тогда мы почему-то не придали этому значения, а папа, приехавший из командировки, не поверил мне.

Сейчас история повторилась, но, как и тогда, в детстве, я не могу дать ей разумного объяснения.

Письмо я благополучно отправила. А вечером ко мне пришла Натуля и долго ржала над горделиво краснеющими труселями, обвивающими, как стрептизерша шест, ножку стула. Натуля, твои обряды реально работают и творят чудеса!

 Часть 3

У нашего домового было прекрасное чувство юмора и тонко ранимая душа. До того момента, пока он не встретил Коляна. Он был, видимо, молод и не опытен, наш домовой, судя по тому, над кем он решил подшутить после меня.

Натуля, про которую я рассказывала в 1 части, жила справа, а новой жертвой был выбран сосед слева — Николай. Он же Коля, он же Колян.

Коля родился и жил в деревне. Деревня родилась и жила в нем. Он был похож на колун (Колян — колун), с одной стороны — лезвие, рубилище — с другой стороны — обух. Жил Колян с размахом. Первые дни после зарплаты. И занимал у всех, кого знал, в последующие 29 дней. Отдавал всегда.

Как домовой наш этаж мучил...

Он был кристально порядочен в денежном вопросе. Его молодая удаль и не растраченная сила били из него ключом. Невысокого роста, коренастый, наш Колян был очень-очень дерзкий. А еще он работал шофером и любил воспитывать «даунов» и «тупочьё» на дорогах. Учил он их, подрезая, зажимая или резко тормозя перед носом. Колян с гордостью рассказывал, как его похвалил однажды начальник: «Николай, — сказал начальник, — ОХфигенно хороший ты парень, Николай… Но такой осел!!!» И всегда на этом месте Колян ржал так, что стекла в рамах звенели. Да… Его начальник был абсолютно прав!

Однажды Колян, честно отработав свою трудовую неделю, получил зарплату, раздал долги и поехал в свою родную деревню. Дело было в пятницу. Вместе с ним имели неосторожность поехать на свои 6 соток и московские дачники. «Дачники-неудачники, — бурчал Колян, — понаехали тут». (Не то, что сам Колян!). Он очень не любил дачников по пятницам!

И вот, толкаясь в пробке и кроя всех по матери, он очень медленно двигался в сторону своей вотчины, рассыпая направо и налево угрозы повредить голову («Ща череп проломлю!») или вытащить нерадивых водителей за неправильную езду из машины («Ща пешком пойдешь!»). И вдруг в голове у Коляна что-то щелкнуло, и он решил посмотреть, на месте его права или нет. Он сам не понял, почему ему это потребовалось.

Полез в документы, а прав-то и нет! Коляну совсем не понравился такой расклад, и настроение его приобрело характер красного уровня опасности. И, как назло, в этот момент пробка вдруг поехала. Коляну нужно было срочно перетрясти свою барсетку (куда ж без нее), может права его где-то там на дне. Ему было просто жизненно необходимо съехать на обочину и все обыскать. Ничего не подозревающие «чайники» и «очки» рисковали жизнью в своих попытках помешать ему это сделать. Ехал-то Колян в левом ряду. И вот обочина, он вытряхивает всю барсетку, перебирает документы все до одного — но прав нет нигде. «Ё#@?*$-колотить,- думает Колян, — Как же я сегодня целый день без прав-то катался? И что делать?»

Возвращаться обратно нельзя, он ехал вставлять передние зубы, коронки от которых потерял в драке месяц назад. Отмечал получку в кафе и встретил такого же «самца», как он сам. А, как известно, двух альф на одной территории быть не должно, и они столкнулись своими крутыми лбами. Результат — два зуба в руке Коляна, сломанный нос в руке у его противника. Колян ждал зарплаты, чтобы улыбаться, как он привык — во все свои 22 зуба, а не стыдливо прикрывать рукой одиноко и грустно торчащие штифты. «Рубильники» вставить было жизненно необходимо, и он решил на свой страх и риск ехать дальше. Благо, гаишники его тогда не беспокоили.

Отсутствие прав не давало ему покоя все выходные, мешало ему оторваться по полной, как он обычно делал после получки. Как только коронки были возвращены на место, Колян полетел обратно в Москву искать права. Ему, шоферу, без прав — были «кранты».

Днем в воскресенье в общаге задрожали стекла — Колян стоял на моем пороге и ржал так, как только он умел. «Ну, мать, — сказал он мне, — выручила ты меня! Я-то думал, что у тебя чердак потёк или кукушка слетела!».( Нормальное начало!). И он мне, сквозь смех, рассказал, как вернулся утром в общагу и как начал искать свои права. Искать-то особо было негде, но всю комнату он перетряхнул основательно (пойти посмотреть на пейзаж Содома и Гоморры я отказалась).

Чертыхаясь и матерясь, он уже придумывал, что «хороший парень Николай» скажет завтра своему начальнику, почему не сможет выехать на маршрут. Может, салом его задобрить, что матушка с собой собрала? Колян смотрит на кулек из газет, куда были завернуты шмотки сала, любовно перевязанные матушкой красной тряпочкой.

И тут он вспомнил про меня, как я рассказывала ему про свое письмо и шута. Красная тряпочка есть — прав нет — алгоритм действий готов! Колян, не веря, что он это делает, будучи трезв, вяжет тряпочку к ножке табуретки и говорит вслух: «Слышь, Ё#@?*$» шут, если прав сейчас у меня не будет, Ё#@?*$», ты сменишь не только свое, Ё#@?*$», местожительство, но и, Ё#@?*$», ориентацию, потому что говорить будешь, Ё#@?*$», только Ё#@?*$» фальцетом. Понял Ё#@?*$» ушлепок?» Финал пламенной речи состоял из одних только «Ё#@?*$».

Долго сказка сказывается, да не скоро дело делается. Но только не у Коляна. Как только он прочитал свою мантру, в голове у него очередной раз что-то щелкнуло, и он, неожиданно сам для себя, полез под палас, который лежал с момента его заселения в общагу. Комната Коляна была небольшой, палас застилал всю комнату. И ровнёхонько посередине комнаты под паласом он … обнаружил свои права! «Ё#@?*$» «Офигеееть!!!» — подумал Колян и пришел ко мне.

Он не поверил мне тогда, когда я рассказывала ему про свое потерянное письмо и способ его возврата обратно. Как и я, в свое время, не поверила Натуле.

За моральный ущерб он «поставил шута на счетчик» и требовал с него денег. Но шут, «падла», денег так и не принес, пытаясь откупиться от Коляна сломанными зажигалками, смятыми фантиками от конфет и замшелыми носками, которые неожиданно появлялись в течение всей последующей недели у Коляна на столе. Когда эти находки Коляна вконец достали, он пошел с шутом на мировую. Но при условии, что с Коляном больше не надо шуток шутить. Иначе — Ё#@?*Ц»!»

Спасибо, что дочитали до конца!

 

А в Вашей жизни, уважаемый читатель, имели место необъяснимые явления? Верите ли Вы, что домовые существуют?

к списку статей

Наталья Swan

Домовой