Драгоценный Джонни. Мама не отдаст тебя никому…

— Джонни у тебя невероятный красавец! — Сказала Вале подруга.

— А то ж! — Приосанилась Валентина.

Но похвала котику оказалась только прелюдией… У подруги родился коварный план!

— Ты же знаешь, что без рекламы сейчас никуда. Загибается мой магазинчик, никому особо сувениры и всякие мелочи не нужны. И я подумала – у меня же две кошечки! Ну, а с кошечками любая реклама, как конфетка получится! А еще если и твоего Джонника привлечь… Семейные ценности и все такое.

— Какие же это ценности с двумя мадамами?

— Да не важно! Главное, будет сплошное ми-ми-ми!

Валя немножечко поломалась и согласилась – самой интересно стало. К тому же – за фотосессию была обещана вазочка. Та самая, на которую Валентина давно заглядывалась, но стоящая каких-то совсем запредельных денег.

В назначенный день, в переноску была втиснута мягкая подушечка, на которую был торжественно водружен Джонни. Котик был достаточно молодой. И хотя уже успел «накусать» себе солидные щеки и богатырскую спину – не потерял интерес к приключениям.

Пугливостью, свойственной многим кошкам, не отличался. Да и чего ему было бояться? Рожденный у заласканной кошки, у прекрасных хозяев – он был передан за немалую сумму в обожающую его семью.

Заглаженный, зацелованный, видевший в свою сторону только добро – Джон в своей жизни опасался только морского свина. Который очень недвусмысленно ругался на кота из своей клетки и клятвенно обещал когда-нибудь выбраться и загрызть Джонни.

В магазинчике, среди заранее подготовленных «декораций», Джонни был выпущен для знакомства с другими «моделями». Кот немного оробел и поначалу даже опасался высунуть голову из переноски.

Кошки же, чувствуя себя на знакомой территории как дома, да и ощущая поддержку друг друга, сразу же с интересом потянулись к Джону. Валентину словно укололи в сердце… Стало так неприятно!

Воображение сразу же пририсовало этим кошкам короткие юбки, плохо уложенные белокурые волосы и вульгарно накрашенные губы. Валентина не видела очаровательных британок – она разглядывала потенциальных невест! И они ей категорически не понравились…

В голове крутилось множество фраз, общий смысл которых можно легко уложить в одно предложение: «Не для вас, куриц, мама орла растила!». Ох, аж плохо стало, когда Валентина представила, как эти две профурсетки завлекут ее мальчика, очаруют и он не захочет возвращаться домой.

А «профурсетки» – красивые молодые кошечки, с любопытством обнюхивали со всех сторон переноску, совершенно не покушаясь на притихшего в ее глубине Джона.

Фотосессия, конечно, не получилась. Не знакомые ранее кошки никак не хотели уютно лежать вместе, изображать дружную семью, пропагандировать семейные ценности. Раскрасневшийся и вспотевший фотограф попытался почти насильно придвинуть их друг к другу.

За что был немедленно укушен одной из кошек, а Джонни взглянул на хозяйку огромными, умоляющими глазами и жалобно зашипел. Валентина шумно задышала и немедленно вырвала своего «орла» из чужих лап.

— Да подавись ты своей вазочкой! — Через плечо высказала своей подруге.

— Нормального анималиста найти не могла? Почему он вообще кошек трогает?

Прижимая к себе свое «сокровище», забыв про переноску, Валя побежала к машине.

— Солнышко мое, золотой мамин мальчик… Обидели тебя, да? Ну прости! Кошки нюхали, дядька трогал – столько сегодня ты пережил. Никому тебя не отдам!

Джонни соглашался… Да, обидели! И вернувшись домой, даже не обратил внимания на свирепого свина, который, просунув между прутьями клетки нос, кровожадно попискивал. Джон сразу пошел жаловаться папе и только спрятав большую голову в его ладонь, успокоился и затих.

— А наследник где? — Валя не увидела дома сына.

— Не придет он сегодня. Звонил, предупредил, что у своей заночует.

Ну слава Богу… Может – женится наконец! Сына, в отличии от кота, Валентине совсем не было жалко. В 25 лет пора бы уже. А то допрыгается – нормальных девушек разберут и придется потом радоваться любой, хоть отдаленно напоминающей человека.

А вот Джонника… Нет, нет, НЕТ! Не родилась еще кошка, которая такого кота достойна! Валя слышала, что кошки после «этого» котов бьют и отдать своего «орла» на растерзание «курице» была совсем не готова.

Ее мальчик, ее радость, ее сокровище! Валя взглянула на широкую спину Джона, которая практически не скрывала могучих щек и почти прослезилась… Маленький, беззащитный котик. Мама не отдаст тебя никому!

к списку статей

себеринка

Домовой