Дед Митяй

— Что, Митяй, подзаработать решил на старости лет? — верещала Никитична.

— Нет, с чего ты взяла? Дом я подарил свой хорошим людям.

— Вот сроду не поверю, а как же сын? — не унималась баба.

— У сына все есть, он не в обиде за этот поступок, я дал ему образование, подсобил с работой, руки, ноги есть, заработает...

В конце концов старик махнул рукой, неблагодарное это дело Никитичне что-то рассказывать да доказывать — перевернёт все равно с ног на голову, лишь бы посудачить о чем было. Долго ещё пересуды ходили на селе прежде чем народ успокоился, а дело было так.

Прокофья с сыном и невесткой приехала в деревню ранней весной, семью заселили в старый ветхий местами домик Михалыча, что ещё прошлой весной почил. Маленький домишко был с одной комнаткой окнами в сад, там одному то место мало, а семье из трёх человек уж тем более…

Однажды дед Митяй встретился на почте с молодой невесткой Прокофьи, он отправлял письмо сыну, да невольно обратил внимание на молодую женщину, той на вид было лет двадцать — двадцать пять, она улыбалась диктуя что-то работнице, а рука нет нет да ложилась заботливо на чуть подавшийся вперёд живот.

«Неужто пополнение ждут?- подумалось старику.»

— Первенц? — донеслись до него слова почтальонки.

— Да, пятый месяц идёт…, — ответила та ей, а на щеках зарделся румянец.

Мужчина невольно погрузился в воспоминания, когда-то много лет назад, вернулся он с войны в полуразрушенный дом по которому бегал его пятилетний сынишка. Крепкие мужские руки были тогда в селе на вес золота, жена призналась, что если бы не добрые соседи не выжить бы ей с малышом, а дом, его и подлатать можно.

И вот теперь уже в мирные времена ситуация повторяется, только люди черствее стали, добро перевели на деньги.

Всю ночь ворочался старик с боку на бок не в силах заснуть, а с утра пошёл к Прокофье.

В домике вкусно пахло выпечкой, прежде запущенная комнатка приняла жилой вид — повсюду лежали накрахмаленные белоснежные скатерти,в окна, вымытые до блеска струился солнечный свет, женщина улыбнулась, приветливо пригласив Митяя разделить с ними трапезу.

— Я не надолго, — сказал он, снял фуражку и присел на краешек стула.

Когда вся семья собралась за столом, старик сказал:

Тесно тут у вас…

— Да что уж поделаешь, главное крыша над головой есть, в городе чай делили квартиру на трёх соседей, ох и шумные были, — сказала Прокофья.

— Вы вот что, переезжайте ко мне.

— Как? — не поняли люди.

— Совсем, дом у меня добротный, светлый, места много.

— Так снимать что ли? — не понимала женщина.

— Нет, я вам его подарю, дарственную оформлю.

Все переглянулись, а сказать чего не нашлись.

— Не нужно, дом этот я подлатаю к зиме…- начал было сын женщины.

— Я же сказал, переезжайте, мне, старику много не надо, а я этот домик займу, — встал и молча пошёл на выход.

Дед Митяй

***

Через пару недель семья Прокофьи Ильиничны перебралась в дом деда Митяя, тот же собрав свои нехитрые пожитки переехал в их жильё. Как и обещал, оформил все бумаги, и вручил их до конца ещё не верящим в происходящее людям.

Долго пересуды и сплетни ходили по селу, сын ведь в городе живет, неужели копейка в его семьи лишняя не нужна? Дом, сад, и все бесплатно, вот уж повезло людям.

А к осени в деревню приехал сын Митяя — Алексей, помог отцу поправить домишко, а на вопросы ехидных старух какая такая муха укусила на старости лет деда лишь сдержанно отвечал:

— Раз отец решил — значит так тому и быть…

Дед Митяй