Благодарность за прощение. Страх перед кошкой смыли капли дождя…

Уже который год живет «в доме» эта кошка, а раздражение в ее сторону всё никак не проходит.

— На вот, жри…

Анна выплеснула в щербатую тарелку начавший прокисать остаток супа.

Радостно подбежавшая было кошка резко остановилась и, не подходя близко, осторожно повела носом, разочарованно отвернувшись.

— Ишь, фифа какая! Суп ей не хорош. Ну и жди теперь вечера, на ужин лапша будет.

Хотя кому это она говорит, кошка и не посмотрела в Анину сторону. Она медленно удалилась к забору и легла там, согревая бока на солнышке. Анна выплеснула суп на компост и кошка испуганно вздрогнула, испугавшись резких движений.

Анна не углублялась в свое сознание, ей и в голову не приходило искать причину своей нелюбви к собственной кошке…. Ведь остальную свою скотину она любила, ну как любила – в силу своих возможностей.

Наверное, дело все же в подруге, подарившей ей молоденькую кошку. А на следующий день подруга взяла, да и выскочила замуж за городского, ничего не сказав Анне. Нашла, оказывается, себе вдовца командировочного и укатила на его машине в город.

«»Телевизер» наверное, каждый день смотрит…» — С глухой завистью думала про нее Анна. Телевизор в колхозе был единственный и тот только у председателя.

Лапшу вечером съели всю и Аня злорадно заявила вьющейся в отдалении кошке:

— Ну что? Сама виновата. Иди в огород, поймай кого-нибудь, дармоедка.

Правда, с утра слабая жалость все-таки прихватила и в сторону кошки полетел кусок пирога. Хороший пирог, с картошкой, еще теплый. Кошка поволокла его ближе к сараю – там был ее «дом». Потому что в сам дом ее не пускали.

Благодарность за прощение. Страх перед кошкой смыли капли дождя...

Утренний дождь был очень кстати – растопит остатки лежалого снега. Дети в школе, муж работает в конторе, так что можно было просто отдохнуть, посидеть, посмотреть в окно. Просто смотреть, представляя, что глядишь в «телевизер».

Но смотреть было не на что… Только при входе в сарай лежала кошка. Косой дождь доставал до нее, лупил крупными каплями, намочил шерсть. Но она не сходила с места. Кошка покорно лежала, вытянув переднюю лапу, ту самую, с одним искривленным, уродливым когтем.

Этот коготь раздражал Анну. Он не втягивался, торчал немного вбок и кошка из-за него ходила странно, без кошачьей грации, то ли хромая, то ли подпрыгивая.

Он дико бесил, хотя и был результатом тупой злобности Анны. Не успела кошка освоиться, а уже попросила поесть, с истошным криком путаясь под ногами. И нога в разношенном сапоге опустилась на тонкую лапку.

Кошка урок усвоила и больше не приближалась, выпрашивая пищу на расстоянии. Уродливый коготь служил вечным напоминанием…

Анна погрозила ей кулаком. Зачем? А чтоб знала! Знала, что она тут из милости и пусть радуется, что есть крыша над головой, а не мокнет где-нибудь в поле.

Кошка привычно сжалась, но в ее глазах не было страха… В них вспыхивали маленькие, яркие искорки и Аня, как завороженная, прикипела взглядом к подрагивающим зрачкам. Она словно утонула в огромных глазах и перестала слышать громкий, гипнотический шум дождя.

Тряхнув головой, Аня очнулась… О подоконник стучали капли, по телевизору опять шла реклама. Анна широко зевнула и лениво потянулась, с удивлением уставившись на свои лапы… Лапы????

Испуганно мявкнув, она подскочила.

— Ну чего ты? Иди сюда.

Миловидная женщина притянула к себе кошку и ласковыми поглаживаниями попыталась успокоить. Человеческое сознание стало уползать вглубь, уступая место другому.

Через несколько минут кошка уже признательно замурчала, повторяя головой движения за ладонью. А потом затарахтела еще громче, благодарно принимая почесывание за ухом. Почесывание указательным пальцем. С толстым, искривленным ногтем.

Женщина держала кошку на коленях, чувствуя зарождающуюся близость. А ведь совсем недавно она ее почти ненавидела, даже боялась. Почему так, она не понимала…

Поддавшись жалости, она подобрала несчастное животное, которое жевало заплесневевший хлеб. Совершенно мокрую от недавно «пролетевшего» ливня. Только жалость быстро прошла, а вот страх незаметно подкрался.

Сколько раз собиралась она вернуть кошку на улицу, но не смогла. Потому что как знала, буквально чувствовала, что это такое. Но теперь у них все получится, страх пропал. Он исчез, будто смытый дождем, словно его унесли мокрые капли.

Благодарная кошка мурчала. Она своей песенкой благодарила за все… За приют, за еду и за ласку. И забившись в самый уголок горячей и щедрой кошачей души, Аня тоже благодарила.

Благодарила за то, что ее наконец-то простили…

к списку статей

себеринка

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Благодарность за прощение. Страх перед кошкой смыли капли дождя…