Когда я была в душе, он прилёг на коврик и сказал: «Мам, я устал сражаться… я хочу на Небеса…» Он уснул без сил. Уснул навсегда…

Рак стремительно забирал жизнь четырехлетнего Нолана. Каждый день ребенок сражался с болезнью, но однажды устал…

«Ура, мама, я попаду на небеса, и мне больше не будет больно»…

Когда я была в душе, он прилёг на коврик и сказал: «Мам, я устал сражаться… я хочу на Небеса…» Он уснул без сил. Уснул навсегда…

Малыш так и сказал маме, что больше не хочет сражаться. Женщине, у которой и так за 15 месяцев болезни ребенка опускались руки и начиналось отчаяние, совсем стало плохо. Но она смогла не показать этого ребенку, а обнадежила сынишку: «Ты попадешь на небеса, а я потом к тебе приду.»

Чаще всего мама Нолана вспоминает последние разговоры с ним. И ей становится чуть легче. Говорят, смертельно больные дети рано взрослеют и все понимают даже лучше, чем взрослые.

Когда я была в душе, он прилёг на коврик и сказал: «Мам, я устал сражаться… я хочу на Небеса…» Он уснул без сил. Уснул навсегда…

У Нолана была рабдомиосаркома, агрессивный рак, который затрагивает кости. Он очень плохо поддается лечению, быстро становится устойчив ко всем формами терапии. Это очень серьезное заболевание, которое, к сожалению, почти всегда ведет к смерти. Маленький мальчик долго боролся.

Когда я была в душе, он прилёг на коврик и сказал: «Мам, я устал сражаться… я хочу на Небеса…» Он уснул без сил. Уснул навсегда…

Малыш очень боялся. Он знал, что умрет и ему казалось, что без мамы он остается совершенно беззащитным. Рут поделилась фото, на котором Нолан спит на коврике в ванной комнате. Это потому, что он не хотел оставаться один, пока мама была в душе. Он боялся.
Когда я была в душе, он прилёг на коврик и сказал: «Мам, я устал сражаться… я хочу на Небеса…» Он уснул без сил. Уснул навсегда…
Все началось с того, что ребенок жаловался на заложенный нос. Родители не особо волновались, думали, он подхватил легкую простуду. Они лечили его от простуды, но когда прошло время, а ему не стало лучше — обратились к врачу.

Рак уже тогда захватил кости, мягкие ткани и даже жировую ткань. Он распространялся очень быстро. Врачи быстро начали химиотерапию. От нее волосы выпали и малыш плохо себя чувствовал. В его случае выживаемость составляет всего-то 20-40%. Но, Нолану было очень плохо. Врачи не хотели давать обнадеживающий прогноз.

Маме Рут было тяжело смотреть на сына. Она не могла помочь ребенку и сама страдала не меньше, чем Нолан. Она была в агонии, но не хотела показывать это малышу.

Когда я была в душе, он прилёг на коврик и сказал: «Мам, я устал сражаться… я хочу на Небеса…» Он уснул без сил. Уснул навсегда…

Через год врачи опустили руки. Рак распространился на сердце и легкие. Он уже не поддавался лечению — это был конец. Мальчик не ел уже почти неделю — его сильно тошнило от препаратов. Да и ему уже не хотелось есть.

К сожалению, начали образовываться метастазы. Теперь уже ничего нельзя было поделать — ребенок умирал на глазах. Врач ничего не скрывала от родителей, она всегда была честна с ними и готова была разделить их боль.

Когда я была в душе, он прилёг на коврик и сказал: «Мам, я устал сражаться… я хочу на Небеса…» Он уснул без сил. Уснул навсегда…

Ребенок сказал маме, что он устал сражаться и просто хочет отдохнуть.

«Дорогой, я буду бороться за тебя. А ты попадешь на Небеса и сможешь наконец отдохнуть от этой борьбы», — сказала мама.
«На Небеса? Вот это да! Хорошо, если там можно отдохнуть. А потом мы же встретимся там, да?», — кажется, Нолан обрадовался, что его ждет большое путешествие.

Малыш впал в кому и проспал еще несколько дней. После этого он скончался. Но, все это время ему уже не было больно, врачи позаботились об этом.

Мама Рут собрала через интернет деньги, которые смогли покрыть лечение — 50 000 долларов. Она никогда не сможет забыть, как малыш спал на коврике в ванной и ждал ее. Но, теперь Рут знает — он на Небесах и ему больше никогда не будет больно.
к списку статей

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Когда я была в душе, он прилёг на коврик и сказал: «Мам, я устал сражаться… я хочу на Небеса…» Он уснул без сил. Уснул навсегда…